Нефть в Арктической зоне Западного полушария: в Аляске, Канаде и др.

Как организован “северный завоз” на Аляске и Канаде.

Специфика географического положения России обусловила уникальные особенности построения системы жизнеобеспечения на северных территориях. Аналогов населенных пунктов, расположенных в северных широтах и сопоставимых по площади, уровню развития транспортных систем, в остальном мире практически нет. Наиболее приближенными к условиям российского севера можно считать штат Аляску США, арктические и приарктические территории Канады, остров Гренландия, входящий в состав Дании.

Аляска является крупнейшим по площади штатом США (1,5 млн км2) с наименьшей плотностью населения в стране – 0,42 чел/км2. Начиная с 1990-х гг., наблюдается тенденция к увеличению численности населения штата. Общая численность населения в 2003 г. составила 660 тыс. чел., при этом на территории Аляски проживало 86 тыс. коренных жителей (13% от общей численности населения).

Географически штат расположен на крайнем Северо-западе континента, отделен от Чукотского полуострова (территории Чукотского автономного округа РФ) Беринговым проливом, с запада граничит с Канадой. На Тихоокеанском побережье климат умеренный, морской, относительно мягкий, в остальных районах – арктический и субарктический континентальный, с суровыми зимами .

Отличительной особенностью экономики Аляски является ее экономическая самостоятельность. На территории штата расположено крупное месторождение нефти – Прадхо-Бэй, являющееся основным источником сырья для производства и поставки горюче-смазочных материалов для нужд населения и предприятий штата. Кроме того, высоко развита рыбная промышленность и туристический бизнес. За счет этих источников, а также удаленной институциональной модели управления ресурсами бюджет штата сбалансирован по доходам и расходам. По итогам 2005 г. валовый региональный продукт составил 32 млрд долл. (для сравнения валовый региональный продукт Ямало-Ненецкого автономного округа в аналогичном периоде составил 56 млрд руб. или 2 млрд долл.).

Для территории Аляски характерно относительно слабое развитие транспортной сети. Сетью автомобильных дорог охвачена только центральная часть штата. Железная дорога расположена южнее границы Арктической зоны. Магистраль ограничена пределами штата и не имеет доступа из-за границ региона. Ее общая протяженность составляет 750 км. Доставка грузов в большинство населенных пунктов Аляски возможно только водным или воздушным транспортом. В то же время южные районы штата, на территории которых расположены крупнейшие населенные пункты, фактически не являются районами с ограниченными сроками завоза грузов. “Северный завоз” выполняется только на территории населенных пунктов, расположенные в глубине и западной части материка.

Основными перевозчиками являются частные компании, расходы по оплате перевозок несет заказчик. В целях удешевления топливно-энергетических ресурсов бюджет штата компенсирует часть транспортного тарифа. При морских перевозках используется ледовая проводка. Для перевозчиков услуги по ледовому сопровождению оказываются бесплатно. Все расходы берет на себя государство. Финансирование поставок товароматериальных ресурсов для нужд оборонной системы NORAD полностью осуществляется за счет федерального бюджета.

Речной транспорт в штате действует на двух главных водных артериях – на реках Макензи и Юкон. Ввиду краткого срока навигации (от 3,5 до 5 мес. в год на р.Маккензи и до 3 мес. на р.Юкон) речной транспорт испытывает сильную конкуренцию со стороны автомобильного. Общий объем перевозимых грузов превышает 1 млн т, из них половина грузов приходится на завозимые в Арктику нефтепродукты. Речной транспорт для доставки горюче-смазочных материалов на нужды тепло- и электроэнергетики представлен буксирами и нефтеналивными баржами с мелкой осадкой, которая позволяет использовать суда на мелких речных фарватерах и при выгрузке на необорудованный берег.

В большинство населенных пунктов доставка нефтепродуктов осуществляется в водном или в смешанном автомобильно-водном сообщении. В некоторые поселки штата (например, Arctic village – Арктическая деревня) доставка осуществляется только авиационным транспортом.

Для обеспечения деятельности предприятий коммунального хозяйства по инициативе конгресса США в конце 1990-х гг. на Аляске создан специализированный орган – Комиссия Денали. Основными функциями комиссии является поддержка “депрессивных” сельских территорий и обеспечение инфраструктуры жилищно-коммунального хозяйства. Данный орган функционирует во взаимодействии с органами исполнительной власти всех уровней, привлекая их к инвестициям в поддержку и развитие “депрессивных” территорий. Основное направление деятельности комиссии представляет собой организацию соревновательных мероприятий между населенными пунктами, по результатам которых осуществляется финансирование посредством предоставления определенных грантов. К функциям комиссии также относится поддержка территорий, в том числе финансовая и организационная, при чрезвычайных ситуациях.

На территории штата, в части с ограниченными сроками завоза грузов, расположены 52 сельских поселения, обеспечение электроэнергией которых осуществляется посредством функционирования дизельных электростанций. В связи с дороговизной дизельного топлива вопрос минимизации издержек для Аляски особенно актуален.

Выработку и реализацию электроэнергии потребителям осуществляет AVEC (Alaska village electric cooperative) – некоммерческая негосударственная организация, представляющая собой общественное объединение, в управлении которым участвуют представители всех обслуживаемых населенных пунктов. Предприятие создано в середине 1960-х гг. специально для обслуживания сельских поселений Аляски. Территория обслуживания включает 52 населенных пункта, расположенных в западной и центральной частях Аляски. Производственная база компании состоит из более чем 150 дизельных генераторов. Общий объем закупки топлива составляет около 5 млн галлонов топлива (15,5 тыс. т).

Закупку топлива предприятие осуществляет самостоятельно в рамках общепринятой процедуры купли-продажи. Для удешевления стоимости топлива осуществляется совместная закупка с другими потребителями – специфика рынка нефтепродуктов в штате заключается в том, что производители горюче-смазочных материалов не предоставляют персональные скидки покупателям. Скидка предоставляется в зависимости от объемов закупки, ее устоявшийся размер составляет от 5 до 15%.

Финансирование закупок нефтепродуктов осуществляется в основном за счет привлеченных источников, в основном кредитов, выдаваемых Департаментом сельского хозяйства США, а также за счет финансовой помощи, предоставляемой Комиссией Денали.

В качестве основного энергоносителя для выработки теплоэнергии выступают сырая нефть и древесина. Доля древесного топлива крайне невысока (не более 5%), что объясняется дефицитом леса на северных территориях. Завоз дров из других районов экономически нецелесообразен. До 1977 г. основным источником для отопления и горячего водоснабжения являлась электрическая энергия. В сельской местности Аляски не применяется централизованная система отопления, в связи с чем электроэнергия являлась наиболее доступным и безопасным источником энергии. В жилых домах использовались локальные энергетические установки.

В то же время потери от использования такого вида энергии были достаточно высоки. Кроме того, повышение цен на нефтепродукты в конце 1970-х гг. вынудили приступить к переходу на альтернативные системы отопления. По существу системы теплоэнергетики представляют собой высокотехнологичный аналог печного отопления и включают в себя индивидуальную энергетическую установку, рассчитанную на потребление дизельного топлива или дров и обеспечивающую одновременно отопление и горячее водоснабжение, и индивидуальный резервуар для хранения топлива.

Своеобразно устроена система жизнеобеспечения северных территорий Канады. Более 70% территории Канады находится в северных регионах, при этом на данной территории в 2003 г. проживало около 1,5% населения страны (92,3 тыс. чел.), среди которых преобладают аборигены – индейцы и эскимосы. Канадский север делится на два субрегиона – Дальний Север и Средний Север. Дальний Север включает в себя три территории – Юкон, Северо-Западные и Нунавут. Несмотря на богатство данных территорий минеральными ресурсами, наибольший доход в настоящее время приносит сфера туризма.

Дальний Север находится под прямой юрисдикцией федерального правительства, что сказывается на особенностях развития системы жизнеобеспечения данных территорий.

Средний Север представляет собой северные территории остальных семи канадских провинций и находится под управлением соответствующих провинциальных правительств. В данных районах хорошо развита гидроэнергетика, за счет которой осуществляется обеспечение южных территорий Канады и северных районов США.

Вопрос о целенаправленном заселении Севера в Канаде в настоящее время не ставится. Такие проекты выдвигались в 1960-1970-е гг. Они касались преимущественно Среднего Севера. В последние же десятилетия в связи с быстрым естественным ростом численности коренного населения в Канаде бытует мнение скорее о “перенаселенности” Севера на нынешнем этапе, так как происходит сокращение природной базы традиционного хозяйства индейцев и эскимосов – охоты, рыболовства и морского зверобойного промысла, при исторически обусловленном отсутствии здесь оленеводства.

Освоение Севера ведется отнюдь не специально в целях его заселения – напротив, увеличение численности жителей здесь лишь сопутствует (притом не всегда) хозяйственному развитию, и привлечение объективно необходимого для этого контингента новых жителей рассматривается как побочный и не очень желательный эффект такого развития.

Транспортная система северных территорий Канады развита достаточно слабо, но в то же время к районам с ограниченными сроками доступности можно отнести только провинции Дальнего Севера: Северо-Западные территории, Нунавут и частично Юкон, поскольку через последнюю проходит магистральное Аляскинское шоссе.

Основная часть населенных пунктов расположена на арктических островах, в связи с чем завоз необходимой продукции осуществляется в период летней навигации морским транспортом. Перевозки осуществляют частные компании, заказчиком выступает министерство по делам индейцев и Севера.

В связи с тем, что Дальний Север находится под юрисдикцией федеральных органов власти, основное финансирование, в том числе и завоза продукции, осуществляется из федерального бюджета.

Очевидно, что опыт обеспечения северных территорий Канады и США не может быть полностью перенесен на систему управления северными регионами России. Причин этому несколько. Даже с точки зрения географических признаков, территории Канады и США менее обширны, меньшее количество субъектов (штатов и провинций) отнесены к категории северных. Данные районы расположены в среднем существенно южнее и, как следствие, обладают более благоприятным климатом по сравнению с российскими. Зарубежные северные территории менее заселены, в связи с чем объемы завоза топливно-энергетических ресурсов меньше. Кроме того, рассматриваемые территории практически не испытывают дефицита финансовых ресурсов: штат Аляска за счет поступления налогов от разработки нефтяного месторождения имеет устойчивый профицитный бюджет, а северные провинции Канады напрямую финансируются из федерального бюджета.

Но при всем этом имеет место ряд сходных признаков.

Во-первых, обеспечение северных населенных пунктов имеет ярко выраженную социальную направленность, в том числе по причине поддержки коренного населения.

Во-вторых, аналогичным образом построена система энергоснабжения: в отдаленных населенных пунктах функционируют дизельные электростанции и котельные на твердом топливе.

В-третьих, для обеспечения ряда населенных пунктов используется сезонный завоз грузов, в том числе топливно-энергетических ресурсов.

Кроме того, северные территории Канады имеют сходство с Российским севером в части геополитического статуса: прирост населения считается негативным фактором и специальной задачи по заселению Севера в настоящее время не ставится; населенные пункты на таких территориях имеют статус национальных поселков, и их обеспечение фактически осуществляется за счет бюджетных средств. В связи с этим целесообразно частичное применение канадского опыта в части управления такими территориями – передача соответствующих полномочий на государственный уровень.

Авторы Васильев В.В., Грицевич А.В., Селин В.С.

Нефть в Арктической зоне Западного полушария

Для Арктики характерны выходы нефти на поверхность у мыса Симпсон, к востоку от мыса Барроу, в самой северной части побережья Аляски, изучавшиеся более 20 лет тому назад геологами Геологической службы Соединенных Штатов, которые описали их следующим образом: «Выход нефти № 1 находится у склона кряжа, обращенного к суше. Здесь, на участке неправильной формы диаметром в несколько десятков метров, мох пропитан нефтью, которая медленно сочится с пологого склона. Выход нефти № 2 находится в пяти километрах к югу почти по прямой от выхода нефти № 1. Здесь нефтяные остатки покрывают площадь в несколько гектаров. Главный нефтяной поток длиною около 200 метров по южному склону стекает в озеро».

В результате открытия этих замечательных выходов нефти правительство Соединенных Штатов в 1923 г. решило выделить около 80 тыс. кв. км окружающей эти выходы территории в качестве нефтяной резервации № 4 военно-морского флота. Однако почти вплоть до конца второй мировой войны не предпринималось никаких попыток разрабатывать эту резервацию. К концу войны военно-морской флот США и департамент внутренних дел возобновили геологические исследования. В ходе поисковых работ, осуществлявшихся в восточном направлении вдоль северного побережья Аляски вплоть до границы с Канадой, на протяжении 500 км было открыто много других значительных выходов нефти.

Большинство выходов нефти встречается в районах, сложенных третичными толщами, выполняющими центральную часть крупного осадочного бассейна, занимающего значительную часть территории Аляски к северу от гор Брукс и, возможно, продолжающегося далее к северу под водами Северного Ледовитого океана. Полагают, что мощность третичных отложений достигает нескольких сотен метров, а под ними залегают еще более мощные верхне- и нижнемеловые толщи. Об этом свидетельствуют выходы меловых пластов в направлении на юг, в поясе северных предгорий гор Брукс. Известно присутствие также юрских и триасовых пород, по крайней мере в отдельных местах. Они подстилают меловые отложения и в свою очередь подстилаются широко распространенными девонскими известняками. Каждая из этих толщ по своему характеру является потенциально нефтеносной.

Выходы нефти, приуроченные к кровле третичных отложений, являются, по-видимому, остатками, образовавшимися в результате испарения более жидкой нефти. Они распространены на большой площади и представляют собой крупные массы асфальтообразного вещества. В ряде мест, где на поверхность выходят меловые породы, встречаются выходы нефти другого характера: активные выходы легкой нефти, сопровождение газом. Нефть непосредственно высачивается из голов нарушенных меловых пластов и рассеивается, а тяжелые остатки образуют более или менее постоянные скопления.

Летом 1945 г. военно-морской флот Соединенных Штатов предпринял бурение разведочной скважины недалеко от группы выходов нефти из меловых пород на реке Колвилл, в пределах нефтяной резервации военно-морского флота в районе Умиат. Работы велись довольно последовательно в течение нескольких лет; в результате было пробурено несколько скважин, в том числе одна неглубокая, дающая небольшие количества нефти. Скважины расположены у свода перспективного антиклинального поднятия в 250 км к юго-востоку от мыса Барроу и в 550 км к северо-западу от города Фэрбенкс.

Читайте также:  Иммиграция через обучение: программы и страны

Нефть в Северной Аляске

Северная Аляска, начиная от склонов гор Брукс и до арктического побережья, представляет унылую пустынную тундру, испещренную тысячами небольших озер. На арктическом побережье нет гаваней. Лишь на протяжении 2—3 месяцев в году большая часть океана свободна ото льда и берег у мыса Барроу доступен для обыкновенных судов. Однако люди, имеющие значительный опыт работы в этом районе, выражают уверенность в том, что разработка нефтяных месторождений может вестись здесь в течение круглого года в здоровых и сравнительно сносных условиях. Капитан-лейтенант Вильям Форан, который благодаря опыту, приобретенному в процессе геологического изучения Аляски, был назначен главой геологической поисковой партии, направленной военно-морским флотом в 1944 г. на северную Аляску, пишет следующее: «Равнинная территория, занимающая самые северные широты континента (прибрежная равнина, прилегающая к Северному Ледовитому океану), характеризуется далеко не таким суровым климатом, как нефтепроизводящие районы северной Монтаны и Западно-Центральной Альберты. На территории Арктики крайне низкие температуры наблюдаются реже, несмотря на то, что средняя годовая температура здесь -12,8°, а вечная мерзлота распространена до глубины 190 м».

Большинство исследователей, занимающихся вопросами разработки нефтяных месторождений Арктики, озабочено проблемой вечной мерзлоты. Поскольку на северном побережье Аляски вечная мерзлота распространяется на глубину в несколько десятков метров, водопровод, канализационные трубы, а часто даже нефтепроводы приходится не только зарывать, но и обогревать, чтобы предотвратить их замерзание. Возможно, что понадобится обогревание даже самих нефтяных скважин, что может быть сделано путем введения в них пара на большую глубину. Правда, как сообщает коммодор Гринман, директор нефтяных резерваций военно-морского флота, неглубокие нефтяные скважины на Аляске дают нефть из песчаных коллекторов в пределах зоны вечной мерзлоты без каких-либо специальных мероприятий. Во всяком случае, на нефте­промыслах, где дешевое топливо в изобилии, вечная мерзлота, по-видимому, не сможет стать непреодолимым препятствием. Наличие источника тепла в виде жидкого горючего, даваемого нефтепромыслами, позволит также устранить многие лишения и трудности, характеризующие жизнь в Арктике.

Когда начнется разработка нефтяных месторождений на арктическом побережье Аляски, то на самих нефтепромыслах, по-видимому, будет использовано минимальное количество людей и оборудования. Если сырая нефть при преобладающих там температурах будет достаточно жидкой, она будет подаваться по нефтепроводу в Фэрбенкс или в какой-нибудь другой центр для очистки. Если же она окажется слишком вязкой, то будет подвергнута простой перегонке на месте и жидкие нефтепродукты будут перекачиваться по трубопроводу, а остаточные фракции будут использованы на месте в качестве топлива.

Строительство и эксплуатация нефтепровода через горы Брукс от мыса Барроу до Фэрбенкса представляют громадные трудности, несмотря на то, что здесь можно избрать довольно прямой путь, длиной около 800 км причем его высшая точка будет лежать ниже 900 метров над уровнем моря. Местный рынок в Фэрбенксе (5 тыс. жителей) слишком мал, чтобы поглотить всю продукцию крупного нефтепромысла. Поэтому потребуется продолжение нефтепровода от Фэрбенкса к одному из глубоководных портов на южном побережье Аляски, то есть удлинение его еще на 500 км. Нынешнее потребление нефти на Аляске меньше, чем то количество, которое подлежит перекачке по этому нефтепроводу, чтобы окупить его стоимость. Нефть Аляски придется вывозить еще до того, как район мыса Барроу станет давать промышленную нефть в больших количествах.

В других местах Аляски внимание нефтепромышленников в течение многих лет привлекали обширные пространства, перспективные на нефть. Выходы нефти из пород юрского возраста на полуострове Аляска распространены на протяжении свыше 150 км, а общая протяженность территории, расположенной вдоль его побережья и перспективной на нефть составляет свыше 600 км. На полуострове было пробурено несколько глубоких скважин (оказавшихся пустыми), и, несмотря на это объем проведенных здесь поисковых работ следует считать явно недостаточным.

Далее, к востоку от Кордовы, в районе Каталла-Якатага, протянувшемся на 400 км вдоль доступного южного побережья Аляски, в течение ряда лет из неглубоких скважин добывалась нефть. Общее количество добычи определяется в 300 тыс. баррелей. Здесь сооружен небольшой нефтеочистительный завод для перегонки этой богатой бензином нефти. Наконец, обширные пространства бассейнов нижних течений рек Юкон и Кускоквим сложены мощными меловыми и третичными толщами, смятыми в пологие складки и потенциально нефтеносными. Несмотря на наличие таких благоприятных признаков и несмотря на то, что море у устья Кускоквима свободно ото льда в течение круглого года, в этом районе не предпринималось никаких поисков.

Нефть в Северной Канаде

Переходя к северной Канаде, мы встречаем в районе нижней (северной) части долины Маккензи (севернее 60° с. ш.) глубокую впадину, выполненную морскими осадочными отложениями, площадью свыше 400 тыс. кв. км. Стефансон отметил наличие выходов нефти на острове Мелвилл, в 800 км севернее полярного круга. Известно, что геологическое строение других островов Северного Ледовитого океана также благоприятно для образования скоплений нефти. С другой стороны, восточная Канада, сложенная по большей части кристаллическими породами древнего континентального щита, Исландия, сложенная породами вулканического происхождения, и Гренландия, со своим мощным ледяным покровом, мало перспективны на нефть. Лишь самая северная часть Гренландии, свободная от ледяного покрова, по-видимому, заслуживает исследования.

Единственное эксплуатируемое месторождение нефти в арктической зоне Западного полушария расположено у поселения Форт-Норман (65° с. ш.) на реке Маккензи. Здесь имеются нефтяные скважины, в течение длительного времени снабжающие горючим охотников, речные суда, рудники и авиацию. В течение многих лет с нефтеочистительного завода этого месторождения к Большому Медвежьему озеру по трубопроводу подавался мазут, что дало возможность разрабатывать рудник Эльдорадо. На этом руднике разрабатывались обширные залежи урановой руды, перешедшие впоследствии в руки канадского правительства.

В период войны, в связи с возросшими потребностями в нефтепродуктах, арктическая нефть еще раз сослужила большую службу. В результате действий японского военно-морского флота в водах Аляски в 1942 г. обычный способ транспортировки нефтетоплива и авиационного бензина на Аляску с помощью океанских танкеров стал опасным. Поэтому возникла неотложная необходимость найти другой источник снабжения. В соответствии с этим военные инженеры США в сотрудничестве со своим канадским союзником приняли меры к увеличению добычи нефти на месторождении Форт-Норман, с тем чтобы довести ее до уровня, достаточного для удовлетворения предполагаемых потребностей военных операций в районе Аляски. Эти усилия оказались успешными. Под контролем американских войск канадская компания, открывшая и разрабатывавшая месторождение, увеличила его производительность с 800 до 5 тыс. баррелей нефти в сутки. Другие компании проложили 800-километровый трубопровод от Форт-Норман до нефтеочистительного завода, спешно сооруженного армией в Уайтхорсе, у границы с Аляской, откуда нефтепродукты можно перевозить в Фэрбенкс по шоссе Аляска — Канада, построенному незадолго до этого.

Нефть месторождения Форт-Норман приурочена к известнякам де­вонского возраста, залегающим между горизонтами битуминозных сланцев. Площадь территории, разведанной для эксплуатации, и мощность нефтеносной толщи здесь таковы, что если бы это месторождение находилось в Соединенных Штатах, оно считалось бы одним из крупнейших. Скважина-первооткрывательница у Форт-Норман была пробурена в 1920 г. под руководством Т. А. Линка — геолога, имевшего длительный опыт работы в западной Канаде. В последние годы бурение нефтяных скважин и очистка нефти без особых затруднений осуществлялись и в зимние месяцы. Вечная мерзлота осложняет работу, но она ни в коем случае не является непреодолимым препятствием. Нефть и нефтепро­дукты сохраняют свою текучесть при самых низких зимних температурах. Линк и его сотрудники утверждают, что хотя арктический климат и вызывает увеличение затрат, он не создает непреодолимых препятствий для разработки нефтяных месторождений.

Месторождение Форт-Норман расположено к северу от центральной части крупного осадочного бассейна, в высшей степени перспективного на нефть. Этот бассейн продолжается на несколько сотен километров к северу, уходя под воды Северного Ледовитого океана, и еще на большее расстояние на юг, простираясь южнее границы Канады вдоль подножия Скалистых гор. К северу от Форт-Норман бассейн отмечен выходами нефти на поверхность и породами, благоприятными для образования нефтяных скоплений в недрах. Далеко на юге находятся крупные месторождения степных провинций южной Канады.

Между Форт-Норман и месторождениями южной Канады имеются другие выходы нефти, включая громадные скопления нефтяных остатков, приуроченные к атабаскским битуминозным песчаникам, с которыми связаны крупнейшие из известных скоплений нефти на земном шаре. Вся эта громадная область представляет собой единое целое как потенциальная нефтеносная провинция. Следует ожидать, что между южной Канадой и Форт-Норман, а также севернее последнего будут открыты и начнут разрабатываться и другие месторождения. В предвидении этих открытий было бы оправдано строительство системы нефтепроводов на север вплоть до Форт-Норман, что открыло бы выход нефти последнего на мировые рынки.

Месторождение Форт-Норман принадлежит открывшей и разрабатывавшей его канадской компании. Нынешние потребности в нефтепродуктах в соседних странах уже не оправдывают чрезвычайных мероприятий, предпринимавшихся компанией для увеличения добычи нефти, поставлявшейся американской армии. Северо-западной Канаде, подобно Аляске, придется вывозить нефть вплоть до того времени, когда она будет располагать достаточно крупными рынками сбыта, оправдывающими капитальные вложения, необходимые для полного развития местных месторождений. В настоящее время нефть месторождения Форт-Норман не имеет коммерческого спроса, если не считать нескольких сотен баррелей, потребляемых ежесуточно на месте: на горных разработках, воздушным транспортом и речными судами на реке Маккензи, Все же потребность в нефтепродуктах в Арктике со временем, по-видимому, сильно возрастет. Установление быстрой и прямой связи между населенными центрами Северной Америки, Европы и Азии через Северный полюс может оказать столь благотворное влияние на рост торговли в недалеком будущем, что, по всей вероятности, окажется неизбежным. То, что в будущем люди еще дальше продвинутся на север, придает местным запасам нефти в Арктике — потенциальному источнику тепла и энергии — жизненно важное значение.

Арктика: кому она принадлежит, если не России?

Однако вместе с Россией на «дополнительные» районы Северного Ледовитого океана претендуют и другие страны. Еще в декабре 2014 года заявку на расширение внешней границы шельфовой зоны подала Дания. Есть претензии у Канады, США, Норвегии и даже у стран, которые к берегам Ледовитого океана не выходят.

Север становится вожделенным призом, который может и принести огромные богатства, и осложнить жизнь новыми проблемами. При этом сама Арктика меняется столь стремительно, что планы и идеи, актуальные еще несколько лет назад, на глазах становятся бессмысленными. Поэтому прежде всего она нуждается в изучении и понимании.

Свои границы, континентальные шельфы, исключительные экономические зоны в Арктике имеют восемь государств: Россия, Канада, США, Норвегия, Дания, Финляндия, Швеция, Исландия. Около 83 млрд баррелей (10 млрд т) сырой нефти — в основном близ побережья Аляски. Около 1550 млрд кубометров природного газа — в основном вдоль российской границы. Около 780 млрд тонн каменного угля, в том числе более 81 млрд тонн коксующегося угля.

Арктика: начало

Парадокс в том, что нет даже единого мнения, где именно начинаются границы арктической зоны. Казалось бы, логично считать такой границей Северный полярный круг, то есть 66-ю параллель. Однако она проходит по самому северу Европы, зато южная часть Гренландии, две трети Аляски и почти вся Чукотка расположены южнее нее и, получается, по этому критерию Арктикой считаться не могут.

Поэтому в 1950-х годах появилось предложение считать южной границей Арктики 60-ю северную параллель. Она проходит через Магадан, по югу Аляски, касается самой южной части Гренландии… Однако в Европе на этой параллели в ряд устроились такие города, как Берген, Осло, Стокгольм, Хельсинки, Санкт-Петербург… вряд ли их можно назвать полярными. Но если широтность не может считаться однозначным признаком принадлежности к арктической зоне, нам нужны дополнительные критерии, и один из них — средняя температура июля.

В Арктике температурный режим имеет особенное значение — так, низкие температуры ограничивают зону выращивания злаков и возможность вести привычное сельское хозяйство. Именно поэтому ряд американских и европейских ученых в те же 1950-е отнесли к Арктике почти треть Норвегии, Финляндии, Карелию, регионы вокруг Гудзонова залива в Канаде и большую часть Сибири. Однако июльская изотерма в +10°C извивается весьма прихотливо — в Тихом океане она огромным пузырем выдавливается на юг, вплоть до Алеутских островов.

Известны предложения по проведению границы Арктики по южному переходу тундры в лесотундру и тайгу — сегодня это несложно сделать, имея на руках снимки из космоса. Граница может учитывать и другие факторы: освещенность, погодный дискомфорт — и вопрос о ней совсем не праздный. Он напрямую связан с оформлением льгот и надбавок, связанных с работой в особо сложных условиях, которые приняты у всех северных стран. В результате разные государства используют собственные критерии для проведения границ Арктики. Например, в России учитывается связь с Северным морским путем. Берег Ледовитого океана, без сомнения, уже Арктика.

Тревожные берега

Береговая линия Северного Ледовитого океана сформировалась, по геологическим масштабам, буквально «вчера». Этот океан — самый молодой на планете. Существует мнение, что его вообще можно считать продолжением Атлантического. Грандиозный Срединно-Атлантический хребет, начинаясь еще у Антарктиды, тянется прямо в Арктику, где разбивается на отдельные «ответвления», такие как хребет Гаккеля.

Читайте также:  Профессиональная иммиграция в разные страны

Ледовитый океан выделяется еще и тем, что имеет самую большую площадь шельфа: глубины до 200 м занимают не менее 40% всей его площади. Со стороны Евразии он изрезан затопленными долинами рек — начиная от Северной Двины и Печоры на западе до Индигирки и Колымы на востоке, — которые уходят на глубину почти до 100 м. Видимо, в прошлом уровень Ледовитого океана был гораздо ниже, чем сейчас. Считается, что 5 млн лет назад он был мельче на целых 300 м, после чего резко набрал уровень и снова спадал уже позднее, около 11−12 тысяч лет назад, на 130 м.

Поэтому и многие низинные берега, и мелководье Ледовитого океана — это участки тундры, затопленные уже на веку человечества. Они сложены многолетнемерзлыми породами и отличаются крайней нестабильностью: чувствительны и к механическим воздействиям, и к изменению температурного режима. Их перспектива — таяние, которое будет сопровождаться активным выделением газов, в первую очередь метана.

Наследие ледниковья

Метан будет выделяться в основном при разрушении газогидратов — комплексов метана и воды. Они накапливались многие века в ходе медленного разложения органики на большой и холодной глубине, где давление превышает 25 атм., а температура не забирается выше нуля. После того как дно поднялось, какое-то время они еще сохраняли стабильность, но нагревание рано или поздно приводит к их распаду. Поэтому сегодня устойчивость берегов и прибрежных зон Ледовитого океана оказывается под большим вопросом.

Несколько лет назад выделения метана были замечены на дне Восточно-Сибирского шельфа. Исследования показали, что залегающие там газогидраты пребывают в «пограничном состоянии». Достаточно придонной воде нагреться менее чем на градус, как метан начнет выделяться в атмосферу гораздо интенсивнее. А ведь его «парниковый потенциал» оценивается в десятки раз выше, чем у углекислого газа.

По счастью, есть у Арктики и другие берега — надежные, скальные массивы — берега Скандинавии и Кольского полуострова, Таймыра и Чукотки, острова Канады и Гренландия… Ну а самым противоречивым местом севера можно назвать Исландию, страну льда и огня, единственный крупный остров, через который проходит рифтовый хребет и который находится на двух тектонических плитах.

Сокровища севера

Сколько же в Арктике полезных ресурсов — например, углеводородов? Точных цифр нет ни у кого, и разброс в оценках значителен. Например, американские геологи предполагают, что за Полярным кругом (включая запасы шельфа и сухопутных месторождений) находится примерно 400 млрд баррелей нефтяного эквивалента, или 20% всех технически извлекаемых запасов.

Однако эти ресурсы арктической зоны распределены неравномерно. У берегов Аляски больше нефти, а вот у России — львиная доля северных запасов природного газа. Неудивительно, что мировым лидером в области добычи нефти на арктическом шельфе (в море Бофорта) являются США, а Россия только начала работы в Печорском море, на месторождении Приразломное. Зато на суше, в приполярной зоне Западной Сибири, успешно добываются и нефть, и газ — здесь вообще сосредоточено около 90% всей добычи природного газа в России и порядка 80% – нефти.

Кроме углеводородов, на шельфе (особенно в руслах затопленных долин древних рек) возможны обширные залежи твердых полезных ископаемых, включая такие вожделенные, как алмазы и золото. Вопрос в том, где территориально находятся эти месторождения, то есть кто и на каких основаниях может вести их разведку и разработку.

Трудности определений

Правовая принадлежность полезных ископаемых арктического шельфа определяется рядом международных конвенций. Согласно статье 76 Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское дно и недра, простирающиеся за пределы его территориальных вод «на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка».

Почти строго геологическое определение, входящее в юридический документ, раскрывается пунктами 4−6 этой статьи, в которых описывается порядок установления подводной границы материков. Ключевыми являются измерения глубин, которые позволяют определить угол наклона и толщину материкового плато, уходящего к океанскому дну. Для проведения где-то новой границы мы должны доказать, что слой осадочных пород здесь, не прерываясь, связывается с нашим материком и что толщина его составляет не меньше 1% от расстояния до подножия склона.

Для получения детальных геологических данных требуются сложные исследования, включающие эхолокацию, подводное сейсмоакустическое профилирование, донный пробоотбор, опорное бурение… Именно нехватка таких данных и послужила раньше, в 2001 году, основанием для отвода первой российской заявки на изменение границ ее шельфа. Однако в нынешнем году ученые считают, что строгих доказательств собрано уже достаточно.

Подводный приз

Основные аргументы России заключаются в том, что хребты Ломоносова и Менделеева, равно как и поднятие Альфа и Чукотское, являются останками древней континентальной коры и имеют прямое «родство» с прилегающим шельфом. Но какой суше эти хребты роднее? Датчане и канадцы полагают, что хребет Ломоносова связан, скорее, с Гренландией (датчане) и Землей Элсмира (канадцы). Остается открытым и вопрос о наличии в нем крупных разломов — ведь границы шельфа прибрежных стран могут быть проведены только до них.

Впрочем, даже если доводы России будут приняты, это еще не означает конца игры. ООН не проводит границы: если специальная комиссия решит, что все доказательства российская сторона собрала и правильно оформила, она даст рекомендацию на проведение переговоров с соседними странами, которых также касается данный вопрос. Не исключено, что длиться они будут еще очень долго. Впрочем, сегодняшние конкуренты могут и пойти на неожиданные соглашения и альянсы: уж слишком много находится «посторонних», желающих прийти в Арктику.

В центральной части Ледовитого океана расположены глубоководные котловины, которые в принципе не могут оказаться в чьей-либо экономической зоне. Самые крупные из них — Канадская котловина, а также котловины Нансена, Амуденсена и Макарова, где глубины могут превышать 5 км. Здесь могут спокойно оперировать не только страны, имеющие выход к арктическому побережью, но и вообще кто угодно. Не случайно большую научно-исследовательскую работу разворачивает Китай, который приобрел ледокол и проводит собственные полярные экспедиции.

Цена шельфа

В том, что «надо идти на шельф», еще несколько лет назад не сомневался никто. Нефтяная сокровищница возбуждала умы не только северных стран — даже Индия, Китай, Япония, Корея и Сингапур грезили хотя бы субподрядным участием в неминуемом разделе «арктического пирога». Однако падение цен на нефть в 2014 году несколько охладило горячие головы.

«Технически извлекаемые» запасы — не значит коммерчески выгодные. При себестоимости нефти выше определенного уровня ее добыча становится просто нерентабельной. Если грунты морского дна слабые, газонасыщенные, а регион сейсмический, то себестоимость разработки такого месторождения взлетит просто до небес. Поэтому береговые месторождения выглядят не намного более надежным бизнесом. Пример такого удачного места — полуостров Ямал, который внедряется в Карское море и служит природной платформой для добычи газа.

Кстати, есть в этом регионе еще один малоизвестный резерв углеводородов — Баженовская свита. Это пачка древних отложений мощностью от 20 до 60 м, сформировавшихся на грани юрского периода, и это самые большие в мире запасы «сланцевой нефти». Известна Баженовская свита с конца 1960-х, хотя интереса долгое время не вызывала: вокруг было достаточно традиционных месторождений. Однако сланцевый бум в США заставил и Россию внимательнее отнестись к своим запасам, тем более расположенным так удачно, на уже освоенных территориях со всей необходимой инфраструктурой.

Прочие ценности

Освоение Арктики не обязательно связано с погоней за нефтью. Для некоторых стран север — это новый шанс снизить свою зависимость от углеводородов. Ведь здесь сосредоточены грандиозные запасы металлических руд — черных, цветных, редких, редкоземельных и драгоценных. Индий и платина, палладий и ниобий, хром, марганец, рений, вольфрам, молибден, литий, никель, медь — современным технологиям нужна вся таблица Менделеева, и в горах Приполярья все это есть. Исторически освоение полярных богатств началось в Северной Европе. Еще в середине XVII века на севере Швеции была обнаружена железная руда высочайшего качества. В конце XVII века горняки дошли и до Кольского полуострова, где начали добывать медную руду и серебро. А в 1868 году в долине реки Ивалойоки в Лапландии обнаружилось золото. Это дало старт «золотой лихорадке», за время которой сформировались традиции финских старателей. Именно они были в числе пионеров, которые несколько десятилетий спустя отправились на Клондайк.

Об огромных минеральных богатствах Кольского полуострова, Таймыра, Восточной Сибири российские геологи заговорили еще в начале ХХ века. Николай Урванцев, отправленный в устье Енисея искать месторождения угля, обнаружил платину, никель, медь — роскошный Норильский комплекс месторождений. В 1920-х Александр Ферсман открыл богатейшие залежи медно-никелевых руд и апатитов Кольского полуострова. Экспедиции Юрия Билибина и Валентина Цареградского подарили стране золото Колымы.

Совершенно уникальна группа месторождений Томтор восточнее Таймыра. Открытый еще в 1959 году массив долгое время не вызывал особого интереса, пока — в самом конце 1980-х — не стало ясно, что он скрывает настоящее богатство. Нибоий, иттрий, скандий, лантан, церий, празеодим, неодим, самарий, европий, титан — Томтор стоит в ряду крупнейших рудоносных провинций мира.

Понемногу раскрывается и огромная кладовая Гренландии. Уже сегодня на острове эксплуатируются месторождения свинцово-цинковых руд Марморилийка, где залегает 10% всех мировых запасов этих металлов. Здесь добывают уран, хром, готовятся к разработке молибдена… Арктика — это огромные запасы ископаемых, которые могут сыграть ключевую роль в развитии экономики нового типа и избавлении человечества от «нефтяной зависимости». Если, конечно, природа даст нам время.

Теплое будущее

Арктика играет огромную роль в нашей жизни, даже если сами мы этого не замечаем. В определенной степени это «кухня погоды»: взаимодействуя с воздушными потоками из субтропических широт, она формирует климат всего умеренного пояса. Именно отсюда с завидным постоянством спускаются на юг гигантские ледники, сметая все на своем пути…

При этом Арктика остается удивительно уязвимой. Изменение температуры всего на один-два градуса меняет здесь всё. В полярных областях «плюс-минус один» — это сохранение или исчезновение снега, льда, мерзлоты. Это жизнь или гибель для многих видов растений и животных, адаптированных эволюцией к обитанию на холоде. Природа Арктики крайне хрупка, связи ее экосистем сложны и плохо предсказуемы. Арктика во многом еще остается Terra Incognita. Где еще можно до сих пор совершать классические географические открытия? А ведь не далее как летом 2015 года российская экспедиция к архипелагам Земли Франца-Иосифа и Новой Земли обнаружили девять островов размерами до 2 км, которых не было на самых современных картах, а один ранее известный залив оказался проливом… Похоже, мы еще долго будем корректировать карты севера и еще дольше — наносить значки новых месторождений полезных ископаемых.

Природные ресурсы

Нефть и газ

Арктика весьма богата нефтью, газом и другими полезными ископаемыми. В настоящее время здесь добывается десятая часть общемировых объёмов нефти и четвертая часть — природного газа. На российском Крайнем Севере сосредоточено 80% всей арктической нефти и практически весь газ. Среди других ведущих производителей — Канада, США (Аляска) и Норвегия. Проведённые исследования показывают, что в Арктике находится значительная часть ещё не разведанных мировых запасов нефти.

Промышленная добыча нефти началась в 20-х годах прошлого столетия на северо-западных территориях Канады. В 1960-е были открыты обширные залежи углеводородов в российском Ямало-Ненецком автономном округе, на северном склоне хребта Брукса (Аляска) и в дельте реки Маккензи (Канада). За последние десятилетия в арктических владениях России, США, Норвегии и Канады были добыты миллиарды кубических метров нефти и газа.

За полярным кругом было открыто свыше 400 наземных месторождений нефти и газа. На 60 из них активно ведётся добыча, однако около четверти ещё не разработано. Более двух третей разрабатываемых месторождений находится в России, главным образом в Западной Сибири. Основной нефтегазовый район России и один из крупнейших нефтедобывающих регионов мира — Ханты-Мансийский автономный округ (ХМАО). Здесь добывается 57% нефти в стране. В ХМАО открыто более 500 нефтяных и газонефтяных месторождений, запасы которых составляют около 20 млрд тонн.

Кроме того, на шельфе Баренцева моря разведано 11 месторождений, в том числе четыре нефтяных (Приразломное, Долгинское, Варандейское, Медынское), три газовых (Мурманское, Лудловское, Северо-Кильдинское), три газоконденсатных (Штокмановское, Поморское, Ледовое) и одно нефтегазоконденсатное — Северо-Гуляевское. Крупнейшее в мире Штокмановское месторождение содержит около 4000 млрд куб. м газа.

Также стоит отметить и газоконденсатные месторождения, открытые в акватории Карского моря — Ленинградское и Русановское. В Тимано-Печорской провинции расположено около 180 месторождений. Здесь существуют и фонтанные месторождения, дающие до 1 тыс. тонн нефти в сутки. Ненецкий автономный округ также имеет богатые запасы нефти, газа и газоконденсата.

В американской части Арктики запасы нефти оцениваются примерно в 15 млн баррелей, а запасы газа — свыше 2 трлн куб. м. При этом 20% нефти здесь добывают на месторождении Прудо-Бей. В канадском арктическом секторе существует 49 месторождений нефти и газа в дельте реки Маккензи, ещё 15 — на Арктических островах. А наиболее крупные месторождения газа расположены у берегов Аляски и в Сибири.

Другие полезные ископаемые

В наиболее освоенной части региона — арктической зоне России — сосредоточены также богатые месторождения никеля, меди, угля, золота, урана, вольфрама и алмазов. На территории, принадлежащей США, также есть запасы урана, меди, никеля, железа, природного газа и нефти. Однако на многих разведанных месторождениях добыча не ведётся из-за труднодоступности и высокой стоимости разработок.

Читайте также:  ПМЖ для пенсионеров из России, как и куда уехать жить за границу

Добыча полезных ископаемых особенно развита на севере России. В Сибири сосредоточены богатые запасы практически всех ценных металлов: золота, серебра, никеля, молибдена и цинка. Кроме того, там же расположены крупнейшие гипсовые, угольные и алмазные месторождения. В Республике Саха (Якутия) добывается около 25% всех алмазов в мире. Медь, железо, олово, платина, палладий, апатиты, кобальт, титан, редкоземельные металлы, керамическое сырьё, слюда и драгоценные камни также добываются на российском Севере. Бо́льшая часть этих полезных ископаемых находится на Кольском полуострове — здесь много тысяч лет назад ледники уничтожили верхний слой почвы, сделав залежи более доступными. По мере таяния вечной мерзлоты на поверхности оказывается всё больше бивней мамонтов — ископаемого аналога слоновой кости. Кроме того, в арктической части России есть шахты, на которых добываются медь, никель, олово, уран и фосфор. Один из крупнейших заводов по добыче и переработке никеля — Норильский никелевый завод.

На территории канадской провинции Юкон ведётся добыча золота, угля и кварца. На территории Аляски за полярным кругом в промышленных масштабах добывается уголь, свинец и цинк. Здесь действует крупнейший в мире по запасам цинка карьер Ред-Дог, который даёт также значительные объёмы свинца. Разработки здесь ведутся с 1987 года. Кроме того, на Аляске (южнее полярного круга) действует множество мелких шахт, на которых ведётся добыча золота. В Гренландии добывают криолит, уголь, мрамор, цинк, свинец и серебро.

Биологические ресурсы Арктики не менее богаты: пятая часть общемировых запасов пресной воды и несколько самых крупных рек Земли расположены именно здесь. Бескрайние просторы Крайнего Севера — одно из последних мест на Земле, где природа ещё сохранилась в первозданном виде. Здесь обитают уникальные представители сотен видов флоры и фауны, которых нет больше нигде в мире. Миллионы перелётных птиц устремляются в Арктику в период размножения; в Северном Ледовитом океане живут многие виды морских млекопитающих. В арктических морях обитают крупнейшие популяции промысловых рыб — лосося, трески и минтая. По тундре кочуют несколько десятков многочисленных стад карибу и северных оленей, с которыми тесно связана жизнь коренных северных народов.

К международному опыту развития арктических территорий

Одной из ключевых особенностей социально-экономического развития арктического макрорегиона является преобладание точечного расселения и размещения трудоспособного населения. Данная тенденция объясняется отсутствием в Арктической зоне городов-миллионников с развитой инфраструктурой, низким уровнем транспортной доступности (для Арктической зоны воздушный транспорт является безальтернативным видом круглогодичного транспорта) и исторически сложившимся развитием через опорные точки и моногорода, большинство из которых имеет риск ухудшения социально-экономического положения. Таким образом, для привлечения, развития и удержания человеческого капитала в Арктической зоне РФ необходимо разработать комплекс мер, направленных на развитие качественной городской среды, комфортной для жизни и работы – транспортной безопасности, доступности современного образования (в том числе за счёт предоставления субсидий, грантов и иных мер государственной поддержки для его получения), доступного и качественного здравоохранения, поддержки внутренней миграции и совершенствования трудового права для работников Арктической зоны РФ.

При этом вопрос популяризации арктических зон актуален не только для России: все государства-члены Арктического совета (Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция и США (Аляска) заинтересованы в обеспечении устойчивого развития заполярных и приполярных территорий. Однако наиболее показательные практики стимулирования ускоренного развития арктических территорий и человеческого потенциала сложились в Канаде, Норвегии (так как около 40% территорий этих стран расположены в Арктической зоне) и на Аляске. В связи в этим, при разработке стратегии социально-экономического развития Арктической зоны РФ будет полезным обратить внимание на сложившийся опыт повышения привлекательности арктических территорий таких стран.

Прежде всего, можно выделить ряд общих направлений в рамках программ по привлечению человеческих ресурсов и обеспечению роста макроэкономики, которые свойственны всем рассматриваемым странам. К ним относятся:

      • Развитие системы непрерывного образования с целью перераспределения людей в более эффективные и востребованные сектора экономики, что может быть обеспечено путем получения новых навыков, знаний, сменой профессии и пр.;
      • Привлечение высококвалифицированных специалистов посредством разработки особых программ иммиграции, упрощённого порядка получения рабочей визы;
      • Создание социальной инфраструктуры / благоприятной городской среды и улучшение устаревающей и ветшающей инфраструктуры (улучшение транспортной инфраструктуры в целях улучшения экономических связей между регионами и увеличения мобильности населения, развитие рынка жилья и снижение издержек, связанных с переездом на новые места, снижение энергоёмкости региональной экономики);
      • Развитие системы здравоохранения – расширение перечня услуг, оказываемых населению по программе медицинского страхования, предоставление субсидий для приобретения страховки населению с низкими доходами;
      • Вахтовый метод и снижение продолжительности рабочего дня;
      • Адресная социальная поддержка – предоставление помощи семьям в кризисных ситуациях, развитие программы опекунства, расширение перечня предоставляемых пособий для поддержки людей пенсионного возраста, многодетных семей, помощи в трудоустройстве супруга.

Однако в рассматриваемых арктических государствах также существуют уникальные меры развития человеческого капитала, разработанные с учётом специфики арктической зоны. Прежде всего, это действующие в Норвегии и на Аляске программы финансирования населения за счёт доходов, получаемых от нефтеперерабатывающей отрасли, посредством создания специализированных фондов.

В настоящее время норвежский Государственный пенсионный фонд, пополняемый за счёт нефтяных доходов государства, является одним из крупнейших суверенных инвестиционных фондов в мире. Основной целью функционирования данного фонда является обеспечение благосостояния будущих поколений при истощении невозобновляемых ресурсов, а не решение насущных проблем государства, как это распространено в российской практике. Кроме того, данные программы предполагают наличие системы гарантированного основного дохода.

Также одним из используемых инструментов стимулирования трудовой деятельности в арктической зоне является фискальная политика. Например, на Аляске в отношении местных жителей – резидентов территории действует фиксированная ставка подоходного налога 0%, что повышает привлекательность данной территории и способствует вовлечению местного населения в экономику.

Другим направлением социально-экономической политики, распространенным в таких арктических странах, как Канада и Норвегия, является создание стимулов для внутристрановой и в трансграничной миграции молодёжи. Например, в Канаде на государственном уровне закреплена возможность совмещать образовательную и трудовую деятельность, предлагается широкий перечень стипендий, грантов и стажировок для молодых специалистов, не имеющих опыта работы. В Норвегии, в свою очередь, заинтересованы в привлечении молодёжи из-за рубежа, в связи с чем государственные вузы не взимают плату за учёбу не только с местных жителей, но и с иностранцев. При этом для получения норвежского гражданства иностранец должен пройти интеграционную программу в норвежский социум, которая включает языковой и интеграционный тесты.

Кроме того, важной особенностью арктического населения является высокая доля коренных малочисленных народов. В настоящее время данная категория составляет в среднем около 10% от общего населения Арктики, но, например, в Канаде около 50% всего населения Арктической части страны представлено коренными народами, в связи с чем особое внимание уделяется защите и гарантиям прав коренного малочисленного населения и вовлечению его в экономику региона. Например, в 2009 г. правительство Канады приняло Стратегию развития Севера для выработки более полного понимания человеческого потенциала в Арктике и улучшения жизни северян. На Аляске, в свою очередь, в фокусе находится соблюдение баланса между вовлечением коренного населения в занятость на промышленных объектах и сохранением их самобытной культуры и традиционных видов деятельности.

Таким образом, мировой опыт показывает, что первостепенной задачей в рамках развития арктических зон является создание мягких стимулов для формирования и удержания человеческого капитала. При этом, как показывает практика Канады, Норвегии и Аляски, в рамках системы стимулирования развития человеческого капитала имеют место как традиционные меры популяризации территорий (развитие систем здравоохранения, образования, инфраструктурная поддержка, фискальная политика), так и уникальные преференции, специфические для северных территорий (создание концепции зимнего города, вовлечение в экономику коренных малочисленных народов), внедрение которых в России может способствовать ускоренному социально-экономическому развитию арктического макрорегиона.

Автор: Ольга Леонидовна Сурикова, руководитель Дальневосточной практики КПМГ в России.

Суперпроект СССР, или как советский учёный планировал выращивать апельсины в Якутии и обогреть Аляску и Канаду

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Как возникла идея построить дамбу через Берингов пролив

Известно, что на материке Евразия климатические условия местностей, находящихся на одной географической широте, существенно разнятся. Температурный режим территорий России намного суровее, чем в Европе. Например, тёплая и почти бесснежная зима Лондона – и морозы со снежными заносами находящегося практически на той же широте Комсомольска-на-Амуре. Причина этому кроется в тёплых водах течения Гольфстрим, которое зарождается в Атлантическом океане. Огибая западные берега Европы и Скандинавский полуостров, Гольфстрим попадает в Северный Ледовитый океан и отдаёт ему часть тепла. Однако, как следует согреть акваторию и прибрежную зону не дают холодные воды, поступающие из Тихого океана через Берингов пролив. Создаваемые ими циркуляции тормозят движение Гольфстрима и разворачивают его в обратном направлении.

В 50-х годах ХХ века появился проект изменения климатических условий Северного полушария, разработанный советским учёным и инженером Петром Михайловичем Борисовым. Суть новации заключалась в перекрытии Берингова пролива дамбой. Во-первых, сооружение преградит доступ циркулирующим в Арктике тихоокеанским течениям, охлаждающим Гольфстрим и тормозящим его на пути на восток. Кроме того, на плотине планировалось установить мощные насосы для перекачки вод северных морей в Тихий океан. Это должно было создать дополнительное течение, способствующее «протягиванию» тёплого Гольфстрима вплоть до берегов Аляски. По утверждению Борисова, тепло Атлантики сможет превратить северное побережье страны в тропики, благоприятные для выращивания цитрусовых; растопить арктические льды, облегчив навигацию; улучшить климат Канады и американской Аляски.

По расчётам Петра Михайловича, при тогдашнем уровне развития строительных технологий проект мог быть реализован за 8-10 лет – при условии поддержки США и Канады.

Ядерный фейерверк, или как Борисов планировал снабдить энергией огромные насосы

Согласно расчётам, общая мощность насосов для перекачки морской воды составила 25 миллионов кВт. Такое количество энергии могла обеспечить только сеть атомных электростанций, которые планировалось установить по обе стороны пролива. Достижения ядерной энергетики должны были использоваться и при выполнении самой ответственной части проекта – подготовке дна для укладки бетонных блоков 89-километровой дамбы.

В пробурённые скважины надлежало заложить термоядерные заряды общей мощностью в несколько десятков мегатонн и в течение нескольких минут произвести серию взрывов. Остаётся только догадываться, почему, предлагая к внедрению главный проект своей жизни, Борисов умолчал о катастрофических последствиях, которые мог повлечь за собой этот ядерный фейерверк.

Почему не удалось реализовать проект Борисова

Прежде всего приходилось учитывать тот факт, что когда-то русская Аляска уже давно была американским штатом, поэтому для воплощения замысла Петра Михайловича требовалось, как минимум, согласие США. К тому же, масштабность программы, естественно, подразумевала её огромную стоимость.

Немаловажной была также техническая оснащённость строительства. Качественное и своевременное выполнение столь грандиозного проекта одной страной было невозможным. Требовалась поддержка других стран, в первую очередь – Соединённых Штатов. Однако обострение холодной войны между двумя сверхдержавами, вызванное возведением Берлинской стены, усугублением Карибского кризиса, разведывательным полётом американского пилота Фрэнсиса Пауэрса не позволили мечтам Борисова осуществиться.

Ледниковый период, или какие катастрофические последствия для Земли имел бы проект Борисова

Сегодняшняя наука отрицает позитивные результаты внедрения детища Петра Борисова. Более того, учёные утверждают, что реализация проекта неминуемо привела бы к экологическим катастрофам. Прокачка через Берингов пролив огромных масс воды из бассейна Ледовитого океана существенно снизила бы температуру на Камчатке и в Приморском крае, на западном побережье Соединённых Штатов, в Японии и Полинезии. Непредсказуемы и последствия нарушения циркуляции Гольфстрима. Не исключено, что он мог «замереть» в Атлантике, после чего из водных глубин стали бы подниматься холодные массы. В Европе существенно похолодало бы, а на Евразию начали наступать арктические вечные льды. Таким образом, создались бы предпосылки для нового ледникового периода, а об апельсинах пришлось бы забыть надолго. К таким выводам пришли учёные Института биофизики клетки Российской АН. Образование льдов в устьях больших северных рек грозило изменением их русел, вследствие чего могли оказаться затопленными огромные территории Сибири. Не исключено, что это новое море настолько увеличило бы полноводность реки Дон, что под воду ушла бы значительная часть Краснодарского края.

В прогнозирование последствий перекрытия Берингова пролива внесли свою лепту и американские климатологи из Колорадского университета. По их мнению, даже сохранение нормального функционирования Гольфстрима не привело бы ни к чему хорошему. А именно: при потеплении в тундровых регионах СССР и Канады процесс таяния паковых льдов и вечной мерзлоты привёл бы к образованию огромных заболоченных площадей. Кроме того, в атмосферу попали бы колоссальные объёмы углекислого газа и метана, содержащихся подо льдами. А это – прямой путь к парниковому эффекту со всеми вытекающими последствиями: изменениями рельефа и очертаний материков, гибелью лесов, обрушением почв, наводнениями в одних регионах и засухами в других.
Ныне человечество гораздо осмотрительнее относится к идеям вмешательства в природные процессы, а проект Петра Борисова имеет ценность лишь в качестве своеобразного памятника отечественной науке.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Ссылка на основную публикацию