Транспортировка нефти на Среднем Востоке, морские, речные и сухопутные маршруты

Виды транспортировки, перевозки нефти

Транспорт нефти – это доставка сырой нефти и нефтепродуктов. Она проходит путь от мест производства до пунктов ее потребления. Сегодня данный процесс осуществляется при помощи железнодорожного, морского и речного, а также автотранспорта.

Выбор способа доставки осуществляется с учетом условий, объема перевозки и типа энергопродуктов.

Вышеперечисленные виды транспорта нефти бывают разной оснащенности, отличаются уровнем развития, а также многими экономическими показателями.

В общем, все названные варианты транспортировки являют собой цельную транспортную систему перевозок нефтепродуктов. В ее состав входят сочетания устройств и подвижных средств, что обеспечивают народных потребителей и промышленные организации всеми разновидностями нефтяных грузов.

Очень часто месторождение нефти расположено достаточно далеко от места покупки или переработки, поэтому вопрос экономически выгодного её транспорта всегда являлся почти таким же важным, как и сама нефтедобыча.

Вышеперечисленные виды транспорта нефти бывают разной оснащенности, отличаются уровнем развития, а также многими экономическими показателями.

Транспортировка нефти на Среднем Востоке, морские, речные и сухопутные маршруты

Мировой рынок углеводородов давно поделен между ведущими игроками из стран Персидского залива и Латинской Америки, России и США. Несмотря на поиск альтернативных источников сырья для производства бензина, моторных масел и других продуктов нефтепереработки, альтернативы нефти пока не создано.

Глобальность рынка играет решающую роль в методах транспортировки сырой нефти и её производных. Многие отраслевые перерабатывающие предприятия расположены далеко от месторождений – это обусловлено рынками сбыта и правообладанием «ноу-хау» на технологию производства современных горюче-смазочных материалов.

Объём морских перевозок нефти составляет 13% от общего товарооборота, перевозимого морским транспортом. Не случайно перевозки регламентированы многими нормативно-правовыми актами а также создана специальная инфраструктура, обеспечивающая этот вид морских перевозок.

Глобальность рынка играет решающую роль в методах транспортировки сырой нефти и её производных. Многие отраслевые перерабатывающие предприятия расположены далеко от месторождений – это обусловлено рынками сбыта и правообладанием «ноу-хау» на технологию производства современных горюче-смазочных материалов.

Морская транспортировка нефти и нефтепродуктов

Около половины мировых морских перевозок приходится на сырую нефть и нефтепродукты. Основным районом зарождения нефтегрузов в ходе послевоенного развития мировой торговли стал Ближний и Средний Восток, в частности, страны Персидского залива. На этот регион приходится до 40% мировых перевозок сырой нефти и 17% нефтепродуктов. Этот гигантский грузопоток расходится главным образом по трем направлениям: в Японию, Западную Европу и Северную Америку.

На относительно новые районы нефтедобычи — Западную и Северную Африку, приходится около четверти мировых перевозок сырой нефти. Североафриканская нефть направляется в страны Западной Европы, а из Западной Африки — половина в Северную Америку, треть в Европу и остаток в Южную Америку.

В силу географической близости традиционными поставщиками сырой нефти и нефтепродуктов в Северную Америку выступают страны Центральной Америки, расположенные в Карибском бассейне, которые в довоенные времена были вместе с США основными поставщиками нефти на мировой рынок. С тех пор значение этих стран значительно снизилось: их доля не превышает 8-10% в мировых перевозках нефти и 7% в перевозках нефтепродуктов. К Карибскому региону относительно недавно присоединились в качестве экспортеров нефти латиноамериканские страны, отправляющие ее через свои порты на атлантическом побережье.

Страны Юго-Восточной Азии, главным образом Индонезия, поставляют нефть в основном в Японию. Япония является основным получателем также и нефтепродуктов, экспортируемых и реэкспортируемых этими странами.

Совершенно новым регионом зарождения нефтеперевозок стала Западная Европа, в частности Норвегия и Великобритания, после освоения шельфовых месторождений в Северном море. Нефть с североморских морских промыслов поступает в европейские страны, где она, а также нефть, импортируемая из других регионов, перерабатывается, после чего полученные нефтепродукты реэкспортируются во многие европейские страны. Западная Европа выступает в качестве крупного внутрирегионального экспортера и импортера нефтепродуктов с долей в 25-28% от объема мировых перевозок.

Необходимо подчеркнуть, что перевозки нефти и нефтепродуктов подвержены заметным сезонным колебаниям. Большая часть земной суши, соответственно, и населения, и хозяйственных объектов располагается в северном полушарии, для которого характерными проявлениями зимнего сезона в высоких широтах являются низкие температуры и т.п., что вызывает повышенный расход в зимнее время энергоносителей, в частности жидкого топлива и газа. Указанная эксцентричность потребления тепла в северном полушарии не уравновешивается соответствующим ростом расхода топлива в зимний сезон в южном полушарии, поскольку численность населения там значительно уступает северному, а сезонные проявления там слабее, не считая Антарктики, где они не имеют хозяйственного значения. Указанная географическая неуравновешенность сезонного роста потребления топлива приводит к увеличению перевозок нефти, начиная с осени.

Мировой танкерный рынок в 2009 году прошел испытание на прочность – в течение всего года продолжалось снижение мировой экономики, которое привело к падению спроса на нефть и, соответственно, на танкерные перевозки нефти и нефтепродуктов. При этом в 2010 году будет наблюдаться стагнация рынка, а некоторое его восстановление возможно только к концу года.

Снижение спроса на нефть в мире, включая низкий уровень загрузки нефтеперерабатывающих заводов в Европе, Японии и США, привело к тому, что рынок танкерных перевозок в 2009 году демонстрировал заметный спад – наблюдалась тенденция снижения как объемов перевозок, так и стоимости фрахта судов.

По данным 2009 года общий мировой объем танкерных перевозок нефти и упал примерно на 4,5%, спотовые ставки по основным типам судов упали на 60% и больше, при этом было введено порядка 48 миллионов нового dwt (дедвейт, полная грузоподъемность судна), что составило 28% от общемирового входа на начало года.[123]

По итогам 2009 года примерно 18% заказов от общего запланированного объема были либо аннулированы, либо отодвинуты на более поздний срок. Но ситуация на рынке была бы еще хуже, если весь объем заказов был бы выполнен.[124]

Вместе с тем из-за резкого снижения цен на нефть многие инвесторы использовали танкеры в качестве нефтехранилищ в расчете на то, что рост цен начнется в ближайшие сроки. Однако в конце прошлого года, количество танкеров, использующихся под хранение нефтепродуктов, сократилось в пользу их профильного использования.

У основных крупных танкерных компаний в 2009 году наблюдалось ощутимое снижение финансовых показателей.

Судя по финансовым отчетностям крупнейших танкерных судовладельцев, сектор понес серьезные потери. В частности, из 13 компаний, которые уже опубликовали итоги своей деятельности в 2009 году, показали отрицательную прибыль, например, «Genmar, Torm», «Maersk Tankers», «Evronav», «D’Amico», «Concordia Maritime». Среднее падение значения EBITDA[125] у этих 13 предприятий составило 42%, по тайм-чартерному эквиваленту (валовое поступление фрахта) – 25%.[126]

Что касается выплаты дивидендов, то из 11 танкерных компаний восемь сократили выплаты от 2 до 10 раз или, как компания «Torm», приняли решение вовсе не выплачивать дивиденды по результатам 2009 года.

Исходя из оценки фрахтовых ставок в целом по танкерному рынку, можно сказать, что первый квартал 2010 года был неплохим. В том числе наблюдалось увеличение спотовых ставок по основным типам танкеров, в частности, примерно на 11% по сравнению с первым кварталом 2009 года повысились ставки по танкерам «VLCC», на 17% – посудам «Aframax», однако ставки по продуктовозам снизились от 9% до 32% в зависимости от размера, упали ставки и по «Suezmax».[127]

В целом по рынку с начала второго квартала цены на фрахт уже начали снижаться. В настоящее время наблюдается некий объем невостребованных мощностей танкерного флота, из-за низкого спроса на перевозку нефти. Снижение спроса на перевозки связано с тем, что нефтеперерабатывающие заводы, запустив сезонный ремонт, начинают переориентироваться на производство бензина, дизельного топлива.

Второй-третий кварталы ожидаются также слабыми. Улучшение ситуации на рынке перевозок нефти и нефтепродуктов возможно только к четвертому кварталу в случае улучшения мировых макроэкономических показателей.

В целом же, в текущем году, как предполагают, мировые аналитики, ставки фрахта по-прежнему будут находиться под давлением невысокого спроса на нефть и значительного портфеля судов-новостроев. Несколько увеличить танкерные перевозки может только повышение квот и добычи нефти странами ОПЕК.

В целом 2010 год, должен быть немного лучше, чем в 2009-й, однако ситуация по-прежнему остается непростой – рынок, скорее всего, будет стагнирующим.

Оживление можно прогнозируется только к концу 2010 года – началу 2011 года. Если текущий год многие компании также закончат с убытками, то в 2011 году они уже должны выйти на прибыльный уровень.

При этом крупные танкерные компании будут себя чувствовать несколько лучше по сравнению с их средними и малыми конкурентами. Если продолжится снижение цен на фрахт, то возможно кто-то из малых компаний, особенно отягощенных долговыми обязательствами, просто уйдет с рынка.

На основании обзоров рынка судостроения, опубликованные «Lloyd’s Register – Fairplay» (LR Fairplay), можно предположить, что мировой флот наливных танкеров в течение следующих 5 лет будет расти, но темпы роста будут значительно меньшими, чем за предыдущие 5 лет.[128]

В настоящее время мировой танкерный нефтеналивной флот насчитывает 7,5 тыс. судов, прогнозируемые темпы роста на следующую пятилетку – 1.9% в год. Если просчитывать по дедвейту, то темпы роста будут несколько больше – 5.7% в год, что отражает тенденцию строительства крупнотоннажных судов.[129]

Вплоть до конца 2013 года портфель заказов танкеров будет исчисляться 75 млн. тонн дедвейта, что на 60% меньше портфеля заказов предыдущей пятилетки. В следующем году объемы перевозок нефти морем вырастут, но не такими темпами, какими растет флот. Рекордное количество заказов танкеров в 2006-м означает, что в 2010 году судовладельцы уже получили и еще получат большое количество новостроя, и разрыв между спросом на тоннаж и его предложением будет увеличиваться в сторону переизбытка тоннажа. Это в свою очередь, приведет к росту простаивающих судов. Переизбыток тоннажа принял уже хронические формы, в результате помимо вывода в отстой все больше танкеров списывается на металлолом, ожидается, что до конца 2013 года будет списано 50 млн.тонн дедвейта, 10% рост по сравнению с предыдущей пятилеткой.

Несколько лучше обстоят дела в секторе химовозов. В настоящее время флот газовозов насчитывает 4,6 тыс. судов, ожидаемые темпы роста в следующей пятилетке около 8% в год.[130]

Снизятся темпы роста и в секторе танкеров LPG. Флот газовозов LPG в настоящее время насчитывает 1,2 тыс. судов суммарной вместимостью 18.7 миллиона м 3 . В прошлом году флот вырос на 13%, однако уже 2009 г. он вырос на 4.6%, в 2010 и 2011 темпы роста ожидаются в 1.6% и 0.9% соответственно.[131]

В технологическом отношении каких-либо радикальных изменений по танкерному флота в среднесрочной перспективе не просматривается.

Следует полагать, что продолжиться борьба за экономичность, безопасность, экологичность танкеров, так и судов других типов. В этой связи необходимо отметить инициативную разработку ОАО «Совкомфлот» совместно с корпорацией «Stena» крупнотоннажного танкера нового поколения проекта «B-Max».

Представленный ОАО «Совкомфлот» совместный со шведской компанией «Stena Bulk» проект танкера «B-Max» (Baltic Max) дедвейтом около 200 тыс. тонн вызвал большой интерес у танкерных компаний России.

Эксплуатация такого танкера позволит перевозить одновременно две стандартных 100 тыс. партии сырой нефти, что повышает коммерческую эффективность морской транспортировки и снижает интенсивность судоходства в таком экологически чувствительном регионе, как Балтийское море. Размер стандартной партии в 100 тыс. тонн сырой нефти связан с ограничением осадки в 15 метров при проходе через канал Большой Бельт (Дания). По всей видимости, необходимая осадка «B-Мax» будет достигнута за счёт увеличения ширины судна.

Ранее уже были построены суда типа «B-Мax», однако их дедвейт составлял 150 тыс., что на практике совершенно не решило поставленных задач и оказалось экономически невыгодным, так как все работают с привычными партиями по 100 тыс.

Что касается выплаты дивидендов, то из 11 танкерных компаний восемь сократили выплаты от 2 до 10 раз или, как компания «Torm», приняли решение вовсе не выплачивать дивиденды по результатам 2009 года.

Типы танкеров и их краткие характеристики

Основным транспортом для перевозки нефти и нефтепродуктов водным способом являются морские и речные танкеры, баржи морские и речные (лихтеры). Водные нефтеперевозки, в сравнении с железнодорожными, снижают затраты на 10-15%, и на 40% в сравнении с автомобильными.

Малотоннажные танкеры с дедвейтом 30-70 тыс.тонн используются для специальных целей – в том числе для перевозок битумов; танкеры общего назначения, обладающие дедвейтом в 70-150тыс.тонн, применяются для перевозки нефтепродуктов; среднетоннажные танкеры (150-300 тыс.тонн) – для доставки как нефтепродуктов, так и нефти. Крупнотоннажными считаются танкеры дедвейтом более 300 тыс.тонн, и на них приходится основная нагрузка по транспортировке нефти морским путем.

Нефтеналивное судно состоит из жесткого стального каркаса, к которому крепится обшивка. Каркас судна выполнен из продольных и поперечных жестких связей. Грузовые помещения танкера разделены несколькими поперечными (уменьшают удары жидких грузов о переборки и борта при качке) и продольными переборками на резервуары и уменьшения воздействия жидкого груза на устойчивость судна – танки, которые соединяются между собой через перекрываемые клинкетами отверстия, расположенные у днища. Открываются и закрываются клинкеты посредством маховика, выведенного на палубу. Некоторые из танков них служат только для приема водного балласта. Доступ к танкам можно получить с палубы – через горловины небольшого размера с плотными крышками.

Нефть и нефтепродукты загружают в танкеры с берега, а разгрузку ведут при помощи корабельных насосов и трубопроводов, проложенных в танках у днища и вдоль палубы. Кроме трубопроводов для загрузки танки также оснащены и другими технологическими трубопроводами и устройствами: зачестными, подогревателями, устройствами для орошения, мойки палубы, вентиляции и пропаривания танков, средствами пожаротушения и др. Однако супертанкеры дедвейтом более 250 тысяч тонн, как правило, просто не могут зайти в порт, будучи полностью загруженными. Их заполняют с морских платформ и разгружают, перекачивая жидкое содержимое на танкеры меньшего размера.

Сегодня моря и океаны мира бороздят более 4000 танкеров. Большинство из них принадлежат независимым судоходным компаниям. Нефтяные корпорации заключают с ними договоры фрахтования, получая право на использование судна.

Каждое нефтеналивное судно характеризуется следующими основными показателями:

  1. Водоизмещение – вес воды, вытесненной груженым судном. Водоизмещение судна при полной осадке равно собственному весу судна и полного груза в нем;
  2. Дедвейт – полный вес поднимаемого груза (транспортируемого и для собственных нужд);
  3. Грузоподъемность – вес транспортного груза;
  4. Осадка при полной загрузке;
  5. Скорость хода при полной загрузке.

Отношение дедвейта к водоизмещению называется коэффициентом утилизации водоизмещения (для танкеров колеблется в пределах 0,65 – 0,75 и характеризует степень совершенства судна).

Существенное отличие конструкции нефтеналивных судов от других транспортных судов обусловлено особым свойством жидкого груза:

  1. Жидкий груз, имеющий свободную поверхность, перетикает при крене на один борт, уменьшая устойчивость судна;
  2. Удары жидкого груза при качке создают дополнитеьные нагрузки на переборки и борта;
  3. Увеличение объема жидкого груза при повышении температуры требует свободного объема в танках при полной загрузке судна;
  4. Повышенная пожарная опасность требует принятия некоторых противопожарных мер;
  5. Необходимость применения специальных технологических трубопроводов и насосов для производства грузовых операций.

Для производства нефтегрузовых операций при водных перевозках служат нефтяные гавани и причальные сооружения. При их сооружении соблюдают следующие требования. Минимальная глубина воды h (в м ) в гавани у причалов где – наибольшая осадка судна; – наибольшая высота волны. Нефтеная гавань должна иметь достаточную акваторию для размещения необходимого числа причалов и для свободного маневрирования судов. Должна быть укрыта от господствующих ветров. Для защиты водоема от загрязнения нефтепродуктами в гавани должны быть предусмотрены специальные меры на случай аварийного разлива.

В морских гаванях нефтяные пирсы располагаются перпендикулярно к берегу. Расстояние между смежными пирсами должно быть более 200м и не менее длины самого крупного танкера , прибывающего в порт.

В речной гавани нефтяные причалы размещаются параллельно берегу на расстоянии не менее 300м от сухогрузных причалов. Речные причалы нефтебаз располагаются, как правило ниже по течению от населенных пунктов, крупных рейдов и мест постоянной стоянки флота, на расстоянии не менее 1000м. При невозможности соблюдения этого условия речные причалы нефтебаз могут быть сооружены и выше по течению, но в этом случае указанное расстояние должно быть не менее 5000м.

Химико-механизированный способ должен удовлетворять следующим требованиям: обеспечению хорошего качества отмыва и сокращению его сроков, снижению времени нахождения судна под очисткой, исключению слива нефтепродуктов в море.

Документы для автодоставки нефтехимии

Автомобильную доставку продуктов переработки нефти выполняют только при наличии правильно оформленных документов:

  • коммерческих;
  • технических – паспорт продукта, паспорт безопасности, аварийная карточка;
  • транспортных с отметками об опасности;
  • разрешительных – допуски для машины/водителя, согласованная маршрутная карта, разрешение Минтранса/уполномоченных ведомств других стран.
Читайте также:  Оффшор для моряков, работа в оффшорном флоте

Правила перевозки отдельных нефтепродуктов в освобожденном и/или ограниченном упаковкой количестве подробно описаны в части 3 ДОПОГ.

Железнодорожную накладную для внутрироссийской доставки нефтехимии заполняют на русском языке.

Емкости для нефти при транспортировке водным транспортом

Как речная, так и морская транспортировка нефти осуществляется в следующей таре:

  • В грузовых отсеках (танках) судна-танкера. Этот вид транспорта подходит для перевозки крупных партий (например, от мест нефтедобычи), является распространенным решением для международной торговли. Важным недостатком является необходимость обязательной перетарки груза по прибытии. Для обслуживания танкеров в портах строятся специализированные нефтяные терминалы.
  • В танк-контейнерах. Данный способ позволяет использовать для перемещения нефти любое сухогрузное судно, предназначенное для транспортировки стандартных ISO-контейнеров.
  • В мелкой таре. Нефть и нефтепродукты могут быть расфасованы в бочки, канистры и прочие подобные емкости. Способ применяется при небольших объемах поставок. Чаще всего используется для внутренних перемещений по стране.

Необходимо учитывать, что нефть и производные нефтепродукты относятся к опасным грузам согласно ДОПОГ, так как являются взрывоопасными и легковоспламеняющимися. Поэтому все способы транспортировки предполагают наличие специальных технических решений для безопасности: индикаторов уровня нефти в цистерне, клапаном безопасности для регулировки давления и т.п. Предъявляются специфические требования по маркировке. Для речных и морских судов предполагаются особые правила прокладки курса, с учетом экологических рисков.

  • Полная свобода выбора маршрутов: упрощается построение маршрута, так как открывается доступ к применению разных видов транспорта без перетарки. С моря можно легко перегрузить танк на автомобильный или железнодорожный путь.
  • Ускоряется грузоперевозка. Транспортирование происходит намного быстрее, так как танк-контейнер может перемещаться на любом сухогрузе по реке или морю. Кроме того, оборудование снабжено устройствами для быстрой погрузки и выгрузки.
  • Оптимизируется логистика. За счет мультимодальности достигается возможность доставлять один и тот же контейнер «до двери» покупателя, что является недоступным при использовании другой тары.
  • Полная безопасность и соответствие международным нормам. Конструкция танк-контейнеров отвечает требованиям по безопасности перевозки нефтепродуктов.

География. 10 класс

1. Установите соответствие между видом транспорта и его характеристикой.

Где “прячется” европейская нефть?

Россия традиционно позиционирует себя как главный источник углеводородного сырья для всей Западной Европы. Но нефть имеется и в странах ЕС, хотя при нынешнем уровне потребления черного золота ее недостаточно для покрытия внутренних нужд. Поныне действующим источником горючего для Европы является Северное море, где хозяйничают Норвегия и Британия.

Добыча в Северном море по-прежнему ведется довольно активно. Однако нефти хватает самой Норвегии (третьей по объемам экспорта в мире) и Великобритании, которая эту нефть и скупает. Хотя добывается не так уж и мало — 100 млн тонн нефти в год. И несмотря на то, что общий объем добычи в этом регионе падает, в Северном море открываются новые небольшие месторождения.

На днях норвежская нефтяная компания Det norske обнаружила месторождение нефти в Северном море, сообщает издание The Norway Post. По предварительным оценкам экспертов, запасы месторождения составляют от 7 до 12 млн баррелей. О рентабельности добычи пока ничего не сообщается. Северное море остается перспективным регионом, чуть севернее — Арктика с ее пока нераспакованными запасами.

Наиболее крупными нефтяными месторождениями на британском континентальном шельфе в Северном море являются: Леман-Бенк, Брент, Моркэм и Биззард. Доказанные запасы составляют 3481 млн. тонн. Среди континентальных — самым крупным нефтяным месторождением считается Вутч Ферм с запасами порядка 60 млн. тонн нефти, уточняет Neftegaz. ru.

Извечный противник Британии Франция в деле добычи нефти ей не соперник. Зато именно Франция впервые в мире применила шахтный способ добычи нефти на месторождении Пешельбронн во Франции и вообще — первой приступила к промышленной добыче этого топлива. На этом месторождении с 1735 г. поднимали нефть шахтами и скважинами и до 1963 года с поверхности добыли 2 млн тонн, дренажным шахтным способом на уже истощенной залежи — 1 млн тонн.

Сейчас во Франции добывается всего пару десятков тысяч баррелей в день, при потребности в десять раз большей — почти в 2 млн баррелей в сутки. Разведанные запасы нефти во Франции не так уж велики — 122 млн тонн.

А вот в Италии с нефтью все не так плохо, как во Франции. Ежегодный объем добычи колеблется в пределах 4-6 млн тонн. Доказанные запасы “черного золота” составляют 85 млн. тонн, сосредоточены в месторождениях Трекате, Монте-Альпи, Рагуза, а также расположенных на континентальном шельфе — Роспо-Маре, Акила, Джела. Однако в море итальянцы добывают тяжелую нефть, да и то в конце 90-х истощение запасов сделало дальнейшее извлечение нерентабельным. Но паниковать по поводу конца нефти итальянцы не спешат, собственные запасы все же есть. На зависть испанцам…

Разведанные запасы нефти на Пиренеях составляют целый 1 млн тонн, добыча ведется на средиземноморском шельфе, где расположено главное месторождение — Касабланка. Объемы извлекаемой нефти постоянно падают и едва ли дотягивают до 1% потребностей страны. Возможно поэтому Испания так увлеченно спонсировала различные альтернативные (в основном солярные) энергетические проекты.

Нынешняя проблемная ситуация с госдолгом этой страны вызвана в том числе немалыми госрасходами на покрытие разницы “солнечным инвесторам” между стоимостью киловатта углеводородной и альтернативной генерации.

Одной из самых богатых по запасам нефти стран Европы является Германия. По прогнозам, в немецких недрах сосредоточено порядка 560 млн тонн. Плюс к тому еще 40-45 млн тонн будут извлечены из нефтяных полей Шлезвиг-Гольштейна. За 2009 году в стране добыли три с половиной миллиона тонн, при такой экономии собственной нефти Германии хватит еще надолго, хотя добывать ее крайне непросто.

В вот немецкоязычная Австрия — настоящий континентальный нефтегигант. И нефть здесь фонтанирует, что делает самой дешевой в Европе. Запасы при этом довольно ограничены — порядка 95 млн тонн. Однако залегание пластов неглубокое — порядка 1700 метров, качество нефти высокое. Но активно добывать свою нефть австрийцы не желают. Страна брендирована совершенно иным образом: зеленые альпийские луга, чистый горный воздух, туризм. Качалки на этом фоне смотрятся не очень органично…

Самое интересное в рубрике “Экономика”

Встройте “Правду.Ру” в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте “Правду.Ру” в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

Добавьте “Правду.Ру” в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Нефтяные карлики Европы

Хотя Европу давно списали со счетов в большой нефтяной игре, история нефтедобывающей мировой отрасли зародилась именно в Старом Свете. Привыкнув к 490 млн. тонн добычи российской нефти, интересно читать о “прорывах” с миллиона до миллиона с небольшим тонн в год в любой европейской стране. Как европейские гиганты выуживают из своих недр последние капли “черного золота” и смогут ли они обойтись без помощи остального мира?

Хотя Европу давно списали со счетов в большой нефтяной игре, история нефтедобывающей мировой отрасли зародилась именно в Старом Свете. Привыкнув к 490 млн. тонн добычи российской нефти, интересно читать о “прорывах” с миллиона до миллиона с небольшим тонн в год в любой европейской стране. Как европейские гиганты выуживают из своих недр последние капли “черного золота” и смогут ли они обойтись без помощи остального мира?

На самом деле, когда-то и Франция и Италия вполне комфортно чувствовали себя с такими небольшими объемами. Больше им просто было не нужно. Но, как пишут обычно в таких случаях и про все европейские страны, “бурный рост промышленности повлек за собой невероятное увеличение потребности всех стран в нефти”.

Кормушкой всей Европы долгое время было Северное море. Оно и сейчас кормит, но только Великобританию и Норвегию. О викингах мы уже писали, и их добыча нефти стремится вверх, тогда как соседке везет в этом плане меньше. На сегодняшний момент страна добывает порядка 100 млн. т/год нефти. Цифра для Европы громадная, но и она не позволяет Британии оставаться без импортного сырья достаточно долго. Прежде нефть и газ доставлялись в Великобританию в основном с шельфа Северного моря, однако количества этого топлива уже давно было недостаточно для того, чтобы покрыть растущие потребности страны. Только в течение периода с 2003 по 2004 годы, падение добычи составило более 10%. По данным Министерства торговли и промышленности Великобритании – общие запасы нефти на начало 2004 г. составляли 3767 млн. тонн, в том числе доказанные – 3481 млн. тонн. Наиболее крупными нефтяными месторождениями на британском континентальном шельфе в Северном море являются: Леман-Бенк, Брент, Моркэм и Биззард. Среди континентальных – самым крупным нефтяным месторождением считается Вутч Ферм с запасами порядка 60 млн. тонн нефти. Это будущее страны, но она уже уверенно говорит о том, что статус экспортера нефти ей больше не по плечу.

Извечный противник Британии Франция в деле добычи нефти ей не соперник. Зато именно Франция может похвастать первым опытом промышленной добычи черного золота. Впервые шахтный способ добычи нефти был применен на месторождении Пешельбронн во Франции. Там более 100 лет (с 1735 г.) велась промышленная разработка как тяжелой, так и легкой нефти шахтами и скважинами с поверхности. За 2 века во Франции добыча на этих месторождениях около 1 миллиона тонн нефти. Пусть немного, зато тогда страна была в авангарде добытчиков. В 1963 году шахтная добыча на Пешельбронне была прекращена. Итог этой разработки таков: с поверхности добыто 2 млн. тонн, дренажным шахтным способом на уже истощенной залежи – 1 млн.тонн. Кроме уникальной сейчас добычи нефти открытым способом, стране похвастать нечем. В 2006 году потребление нефти во Франции составило 1,97 млн. баррелей в день, а добыча – 21,5 тыс. баррелей. Всё, что будет добыто за год на французских месторождениях, стране хватит максимум на три недели. Разведанные запасы нефти во Франции не так уж велики – 122 млн. тонн. Сами французы считают, что цена независимости от иностранной нефти для них будет слишком высока. Да и зачем им нефть, если есть вино?

Близлежащая Италия просто нефтяной гигант по сравнению с Францией. Ежегодный объем добычи колеблется в пределах 4-6 млн. тонн. Промышленная добыча нефти началась в стране в 50-х годах прошлого столетия. Достоверные запасы «черного золота» составляют 85 млн. т., которых при существующих темпах добычи хватит всего на 12-15 лет. Самые крупные месторождения на суше – Трекате, Монте-Альпи, Рагуза, на континентальном шельфе – Роспо-Маре, Акила, Джела. На большинстве морских месторождений Италии добывается тяжелая нефть – 8-22° API, что осложняет ее переработку. В конце 90-х годов на большинстве морских месторождений в связи с истощением запасов добыча нефти прекратилась. В итоге к 2003 г. 90% всей нефти в Италии производилось на суше. Итальянцы не унывают – и по их прогнозам, в стране еще много нефти, которую нужно просто добыть.

Совсем плохо дело с добычей нефти в Испании. Оговоримся, не с добычей нефти испанскими компаниями, а именно в стране. Главное месторождение – Касабланка -на шельфе Средиземного моря. Но добыча на своей территории покрывает только 1% потребностей страны. С 1988 г. (пик добычи) до 2000 г. уровень производства собственной нефти сократился с 1,8 млн. тонн до 300 тыс. тонн. Да и добывать тут особенно нечего – разведанные запасы нефти достигают 1 миллиона тонн.

С Германией ситуация другая – все в стране уверены, что нефти в ее недрах хранится очень много. Гораздо больше, чем любых других ресурсов. Но представляете ли вы себе качалки в центре Европы, вдоль автобанов? Вот и немцы не представляют. Основа нефтяной промышленности Германии – прибрежные районы. Большая часть германской нефти поступает из самого крупного нефтяного поля в средней части западного побережья Шлезвиг-Гольштейна, где страна ежегодно добывает два миллиона тонн нефти. По словам экспертов, оттуда еще можно будет выкачать 30-35 млн. тонн, а из расположенных поблизости небольших залежей – еще около 14 млн. тонн нефти. По прогнозам ученых, в недрах Германии хранятся еще около 560 млн. тонн нефти, добыча которой до сих пор считалась слишком трудоемкой и нерентабельной, но из-за роста цен на нефть может стать новым проектом трудолюбивых бюргеров. В прошлом году в ФРГ было добыто три с половиной миллиона тонн нефти, поэтому будущих запасов стране хватит надолго.

Соседка Германии, Австрия, также не может похвастать размахов в добыче нефти. Причем ее падение всего за несколько десятилетий настолько катастрофично, что не позволяет даже обеспечивать собственных автолюбителей бензином.

Ее месторождения расположены в северо-западной части Нижней Австрии, близ Вены, но запасы весьма ограниченны. Пик добычи нефти пришелся на 1955 (3,5 млн. тонн), после чего происходило постоянное снижение объема добычи. В 1990-е годы ежегодно добывалось ок. 1,1 млн. тонн нефти. Но австрийцы своей нефтью гордятся – запасы около Вены являются одними из крупнейших в Западной Европе и оцениваются в 95,3 млн. тонн. К преимуществам австрийских нефтяных месторождений относятся относительно неглубокое залегание нефтяных пластов (около 1700 м), близость к индустриальным центрам и высокое качество нефти. Поэтому австрийская нефтедобывающая промышленность является наиболее конкурентоспособной в Западной Европе: ее сырая нефть имеет самую низкую себестоимость. Это вызвано тем, что большинство нефтяных скважин фонтанирует, и поэтому не требуется сложного нефтяного оборудования для добычи нефти. Правда, Австрия не старается форсировать разработку месторождений – экология для страны, которая немало зарабатывает на туризме, все таки важнее.

Гораздо хуже дела в Польше, что сразу объясняет большую активность страны в деле нахождения источников импорта нефти и газа. В соответствии со статистическими данными, в 2003 г. структуры АО “Польская нефтяная и газовая промышленность” добыли около 200 тыс. тонн нефти и свыше 4 млрд. м3 газа. Даже Австрия добывает в десятки раз больше нефти. Правда, в стране и добывать нечего – на конец 1999 г. конкретизировано местоположение 95 залежей нефти, оцениваемых в более чем 12 млн. тонн, в том числе более 10 млн. тонн относятся к категории промышленной разработки. Видимо, здесь у Творца просто кончилась нефть.

На Украине, которая лежит совсем рядом и постоянно ввязывается в газовые войны, с нефтью дела обстоят не очень. Это парадоксально, ведь именно выходцы с этой страны были первыми строителями месторождений Тюмени, наряду с выходцами из Азербайджана. Добыча нефти в стране не превышает 5 млн. т/год. Власти говорят, что возможно осваивать шельф Черного моря, только для этого нужно много денег и технологий. Пока же все деньги уходят на газ. Не далеко ушла и Белоруссия, которая добывает порядка 1,8 млн. т/год нефти. Для нее “Дружба” не просто слово, а целый нефтепровод.

Европа, обладая крупнейшими энергетическими компаниями мира, превратила весь мир в свои нефтяные колонии по причине того, что в самих странах Старого Света нефти просто нет. Совокупная добыча крупнейшими представителями континентальной части не превышает годового объема работы российских компаний по типу “Башнефти” и “Татнефти”. Порою кажется, что все эти месторождения проще закрыть, но на самом деле они выполняют несколько важных функций – позволяют осваивать новые технологии, являются полигоном для обучения молодых специалистов и позволяют жителям страны с уверенностью говорить, что нефть у них есть. В это же время ВР, ENI, PKN Orlen, Gaz de france бороздят весь остальной мир в поисках действительно большой нефти.

На Украине, которая лежит совсем рядом и постоянно ввязывается в газовые войны, с нефтью дела обстоят не очень. Это парадоксально, ведь именно выходцы с этой страны были первыми строителями месторождений Тюмени, наряду с выходцами из Азербайджана. Добыча нефти в стране не превышает 5 млн. т/год. Власти говорят, что возможно осваивать шельф Черного моря, только для этого нужно много денег и технологий. Пока же все деньги уходят на газ. Не далеко ушла и Белоруссия, которая добывает порядка 1,8 млн. т/год нефти. Для нее “Дружба” не просто слово, а целый нефтепровод.

Что такое доказанные запасы нефти

О том что такое нефть и что люди производят из этого ресурса я подробно рассказывал в данной статье. Если кратко резюмировать, то нефть является важнейшим для человечества ресурсом в современном мире, нефть служит главным источником для разнообразных видов топлива — керосин, бензин, дизель и т.д.. Помимо этого нефть активно используется в химической и других видах промышленности.

Читайте также:  Незаконная иммиграция, плюсы и минусы

Однако, количество нефти в мире ограничено, поэтому важно понимать ее запасы. Запасы нефти можно оценивать по-разному. В данной статье я буду говорить о доказанных запасах нефти и поэтому давайте разберемся что это значит. Доказанные запасы нефти — это те запасы нефти которые можно извлечь из недр Земли с вероятность 90% и выше, при текущем развитии технологий и в нынешних условиях экономики.

Стоит отметить что ряд стран, в том числе и Россия используют немного другие системы оценки.

Стоит отметить что ряд стран, в том числе и Россия используют немного другие системы оценки.

Точка невозврата

Но даже при таком контрасте все три прогноза объединяет несколько сквозных тенденций, первая из них — сжатие спроса в развитом мире. Это касается как Европы и Северной Америки, где, исходя из инерционного сценария BP и базового прогноза МЭА, потребление нефти больше никогда не вернется на уровень, предшествующий пандемии COVID-19, так и стран ОЭСР в Азии и Океании (Японии и Южной Кореи, а также Австралии и Новой Зеландии), в которых спрос, по прогнозу ОПЕК, до 2025 года будет ежегодно сокращаться в среднем на 0,5%.

Ключевой причиной станет снижение спроса на транспорте, которое с 2019 по 2025 год достигнет 7% в США, 9% — в Европейском Союзе (ЕС) и 13% — в Японии, как следует из базового прогноза МЭА. Скажется и сокращение потребления в жилищном секторе и промышленности: в США — на 23% и 24% соответственно, а в ЕС — на 27% и 4% за тот же период. Схожие темпы падения в разбивке по секторам характерны и для инерционного сценария BP, согласно которому в 2025 году спрос на нефть в развитых странах будет на 5% ниже, чем в 2018-м.

К числу сквозных трендов относится и смена страны — лидера по темпам прироста нефтяного спроса. Долгое время таковым был Китай, увеличивавший потребление нефти в период с 1995 по 2018 год в среднем на 6,2% в год (против 5,3% у Индии и 1,4% по миру в целом, по оценке BP). Однако в ближайшие десятилетия лидером станет Индия. Правда, ОПЕК более оптимистична в том, насколько быстро индийские потребители будут наращивать спрос (на 6,3% в год до 2045 года), нежели МЭА (на 2,5% в год до 2040 года, исходя из базового сценария) и BP (на 2% в год до 2050 года, согласно инерционному сценарию). При этом МЭА и BP более консервативны и в оценке перспектив китайского спроса, прогнозируя его сокращение после 2030 года, в отличие от ОПЕК, заложившей в свой прогноз его нескончаемый прирост до 2045 года.

Осадочные бассейны, благоприятные для образования скоплений нефти

В целом в Европе можно выделить три различные геологические области. Первая — это скандинавские страны, обладающие весьма расчлененным рельефом и лишенные как молодых отложений, так и осадочных бассейнов. Вторая — страны северной части Западной Европы, для которых характерны обширные осадочные бассейны и значительное развитие древних толщ, слагающих иногда невысокие горы. Третья — область Средиземного моря и Юго-Восточной Европы, которая характеризуется высокими горными цепями с молодым рельефом, окаймленными узкими впадинами, выполненными осадочными толщами. Среди гор расположено несколько небольших межгорных впадин. Возраст толщ, слагающих горы и выполняющих впадины, сравнительно молодой.

В Европе можно выделить восемь крупных и от восьми до тринадцати более мелких бассейнов, в зависимости от критерия, на основании которого выделяются отдельные бассейны. По сравнению с бассейнами других континентов европейские бассейны невелики, и нельзя ожидать, чтобы в них было добыто значительное количество нефти. Осадочные бассейны непосредственно связаны с тектонически активными областями, отличающимися в Европе большей сложностью своего строения и более близко расположенными друг к другу, чем в других частях света.

Несмотря на то, что европейские бассейны расположены как будто бы беспорядочно, на самом деле они закономерно связаны с региональной структурой, что можно видеть на детальных геологических картах. Связь между бассейнами и структурой нередко бывает совершенно ясной, как, например, во впадинах, примыкающих к Пиренеям, Апеннинам, Альпам и Карпатам. В некоторых других случаях, например для Северогерманского и Парижского бассейнов, связь между поднятиями и опусканием впадин бассейнов не ясна, и образование бассейнов не может быть достоверно отнесено к определенному этапу опусканий, сопутствующих поднятиям в смежной зоне. Тем не менее бассейны, формирование которых противоречило бы современным геологическим теориям, здесь отсутствуют.

В течение многих лет считалось установленным, что существует определенное соотношение между объемом морских осадочных толщ и количеством нефти, содержащейся в недрах бассейна, а именно: чем больше бассейн, тем больше должна быть его добыча. Но оказалось, что необходимо учитывать и целый ряд других факторов, специфических для каждого бассейна и способных сильно влиять на количество и распределение скоплений нефти.

В течение многих лет считалось установленным, что существует определенное соотношение между объемом морских осадочных толщ и количеством нефти, содержащейся в недрах бассейна, а именно: чем больше бассейн, тем больше должна быть его добыча. Но оказалось, что необходимо учитывать и целый ряд других факторов, специфических для каждого бассейна и способных сильно влиять на количество и распределение скоплений нефти.

Надо будет – накачаем

Ранее, глава минэнерго Александр Новак в своей статье в журнале “Энергетическая политика сделал прогноз, что в 2023-2025 годах произойдет снижение мирового производства нефти на 5 млн баррелей в сутки из-за спада инвестиций в добычу в 2020 году.

Ожидается, что именно в этот период (2023-2025 год) мировой экономике удастся окончательно преодолеть последствия пандемии и обострится борьба за рынки сбыта. При резком росте спроса на нефть и возникновении ее дефицита это может привести к сильному росту котировок барреля. В этом случае в наилучшем положении окажутся страны, которые смогут быстро нарастить производство нефти. При плавном увеличении потребления выиграют государства, в которых наиболее низкая себестоимость добычи. Но в обоих сценариях комфортнее себя будут чувствовать производители из тех стран, где в нефтяной отрасли короткий инвестиционный цикл – период времени с первого финансового вложения в проект до достижения им запланированных показателей (запланированных объемов добычи нефти).

“Возникновение дефицита нефти крайне маловероятно”, – говорит управляющий партнер консалтинговой группы Bright Денис Абакумов. – Во-первых, сам тезис – прохождение кризиса – очень спорный, так как мир вряд ли вернется к доковидному состоянию. Начавшийся процесс деглобализации будет сопровождаться длительной системной трансформацией, которая изменит мировую конъюнктуру. Во-вторых, нефтяная отрасль имеет колоссальный накопленный запас прочности, чтобы быстро восстановить утраченные позиции в части объемов добычи. При этом текущее сокращение инвестиций сильнее скажется на странах с длинным циклом разработки новых месторождений, к которым относится Россия. Также следует учитывать, что консервация ряда месторождений в РФ при сегодняшних ценах на нефть делает проекты по их перезапуску практически нерентабельными. Значит, многие старые месторождения просто прекратят существовать. Поэтому страны Ближнего Востока выгодно отличаются от России, так как у них больше технологических возможностей воспользоваться разными наборами опций по сокращению и наращиванию добычи, считает Абакумов.

Также нужно учитывать особенности фискальных систем. Хуже всего из-за большой налоговой нагрузки будут чувствовать нефтяные компании в Африке, считает аналитик по товарным рынкам “Открытие Брокер” Оксана Лукичева. Она уточнила, что самая легкая налоговая нагрузка в Европе и Канаде, но здесь направление дальнейших инвестиций изменится в сторону развития энергосетей, энергосбережения и возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Наша страна в данном вопросе находится на перепутье. С одной стороны оказывается поддержка нефтесервисным компаниям, производящим все технические работы на месторождениях по извлечению нефти – от бурения скважин и проведения гидроразрыва пласта до хозяйственного обустройства участков. Решение создать Фонд незаконченных нефтяных скважин, которые в будущем можно будет быстро ввести в эксплуатацию, позволит России быстро нарастить добычу. С другой, налоговая нагрузка на нефтяные компании с 2021 года возрастет, и многие высоко затратные проекты могут стать нерентабельными при ценах на нефть ниже 50 долларов за баррель.

Также большое значение будет иметь, насколько долгим и глубоким окажется снижение вложений в нефтяную отрасль. “Наиболее значительным падение инвестиций в сегмент нефтегазовой добычи окажется в Африке и Северной Америке – минус 47% и 42% относительно 2019 года, соответственно”, – говорит директор по исследованиям VYGON Consulting Мария Белова. – В США такое падение объявляется крахом сланцевой индустрии (банкротства, сокращение расходов), но после волны консолидаций отрасль восстановится и будет более устойчивой к кризисам. На Ближнем Востоке падение инвестиций составит всего 9,5%. В целом, государственные компании в странах, в значительной степени зависящих от экспортной выручки от продаж нефти, оказываются более устойчивы к резким изменениям конъюнктуры, в том числе благодаря поддержке властей, сказала Белова.

В итоге, возможности России оказываются где-то посередине – у страны есть возможность быстро нарастить добычу, но многое будет зависеть от предоставления льгот нефтяным компаниям и дальнейшей налоговой политики. Ожидать резкого прироста вложений в нефтяную отрасль не приходится, но сократить продолжительность инвестиционного цикла, который сейчас здесь составляет от 5 до 10 лет, вполне возможно.

Ожидается, что именно в этот период (2023-2025 год) мировой экономике удастся окончательно преодолеть последствия пандемии и обострится борьба за рынки сбыта. При резком росте спроса на нефть и возникновении ее дефицита это может привести к сильному росту котировок барреля. В этом случае в наилучшем положении окажутся страны, которые смогут быстро нарастить производство нефти. При плавном увеличении потребления выиграют государства, в которых наиболее низкая себестоимость добычи. Но в обоих сценариях комфортнее себя будут чувствовать производители из тех стран, где в нефтяной отрасли короткий инвестиционный цикл – период времени с первого финансового вложения в проект до достижения им запланированных показателей (запланированных объемов добычи нефти).

Это в России проблемы? Да Вы на Норвегию посмотрите.

У нас очень многие любят жаловаться жизни и перечислять проблемы. Однако если посмотреть глобально, то окажется, что у других стран также много проблем. Как говорится, все познается в сравнении и многие страны были бы рады иметь такие же проблемы, как Россия.

Сегодня стало интересно проанализировать Норвегию.

Данный материал лучше смотреть на видео. Видео в конце статьи.

Если сказать, что первое приходит в голову при упоминании страны Норвегии, вернее кто, это Уле-Эйнар Бьёрндален.

Я еще в школу ходил, он уже начал выигрывать у наших биатлонистов.

Блин, уже мои дети в школу ходят, а этот Уле продолжает выигрывать. Уважаемый Уле, Вы уже выиграли все что можно. Мы Вас все уже запомним точно. Хватит, убедительно Вас прошу. У меня даже ощущение, что он даже школу закончил с тремя золотыми и двумя серебряными медалями.

И вот скажите, после всех этих побед Бьёрндалена как я могу относится к Норвегии. Любовью это чувство точно не назовешь! А как я могу относится ко всем этим несчастным больным людям, которые с астмой бегают на соревнованиях из норвежской сборной, продолжая год за годом выигрывать всевозможные соревнования. Господа из красного креста, проследите, почему в сборной Норвегии так нещадно эксплуатируют больных людей. И ладно бы здоровых людей гоняли. Так нет, найдут ведь астматика и начинают его понимаешь гонять. Ничего не понимаю.

Наши либерасты, очень любят рассказывать о том, что российскому народу не достаются доходы от нефти, мол вороватые чиновники воруют всю нефть и забирают ее у бедных старушек и пенсионеров. Ну и в качестве примера, мол в других же нефтяных странах живут же люди. И мы могли бы запановать, если б не наше правительство. И одним из таких примеров является Норвегия с ее суверенным фондом. Вот сегодня я и рассмотрю Норвегию, а вернее проблемы Норвегии в сравнении с Россией.

начнем конечно с нефти, и возьмем отчет BP за 2018 год (за 2019 еще пока нет, но в целом, это не принципиально).

И вот как выглядит добыча по странам. Так вот, Норвегия в день добывает 1844 тысячи баррелей, а Россия 11438. Не замечаете манипуляции от наших либерастов? Нет? давайте я вам помогу. В Норвегии население около 5.3 млн человека по данным МВФ, а в России 144,5. То есть, на душу населения (1844/5,3) / (11438 / 144,5) = 4,39 раз больше, чем в России. Повторюсь: в 4-е с лишним раза добывается нефти больше на душу населения, чем в России. При чем это по данным 2017 года. А если взять за 2008 год? Там всего то (2458 / 4,8) / (9965 / 142,7) = 7,3 раза.

Если Вы не поняли, повторю еще раз: в Норвегии добывается нефти в несколько раз больше на душу населения, чем в России! Это как примерно, вы могли бы зажить. если кормильцу в Вашей семье увеличили зарплату в несколько раз .. 4 – 7 раз. А чего не пановать. Правда. Не буду.

Кстати, если сравнить с саудовской Аравией 2008 года то получится знаете какое отношение?

(10665/25,9) / (11438 / 144,5) = 5,2 раза. ну так мелочи. Уголь и другие ресурсы не буду добавлять, так как у них тоже есть и газ и гидроресурсы. Оно все равно не доберет разницу. в общем, когда Россию сравнивают с другими нефтяными странами, как то немного манипулируют сравнивая несравнимое. Не замечаете?

В целом, на указанном графике легко увидеть первую проблему Норвегии: падение добычи нефти!

с 2008 года по 2018 год добыча упала с 2458 тысяч баррелей до 1844 тысяч баррелей в сутки. А пик пройден вообще в 2001 году и с тех пор добыча упала более чем в два раза! да. кстати, в России тоже уже был один пик добычи нефти, и да, нас также ждет падение добычи нефти. Я не говорю, что мы как то застрахованы от этого. Хотя чего лукавить, наши предки нам как бы обеспечили запас территории с ресурсной базой, объяснив соседям неоднократно,

Как следствие из указанной проблемы, можно констатировать и

Вторую проблему, падение экспортной выручки несложно догадаться, что основной экспортный продукт Норвегии это нефть и газ. Ну а падение добычи ведет к падению профицита торгового баланса. Даже рост цен в 2000-х годах не сильно сгладил данную проблему и ее можно увидеть на данном графике.

да уверен, многие скажут: нам бы их проблемы. И тут конечно можно согласиться, на первый взгляд. Но те же самые либерасты, когда приводят в пример Норвегию, забывают упомянуть, что в структуре ВВП не Россия страна бензоколонка, а такие страны как Норвегия. Ведь когда колонка высохнет, в смысле нефть закончится, что надо будет как то жить дальше.

Уверен, будет вполне забавно посмотреть, как зависит Корелирует ВВП норвегии с ценой на нефть

Кто ж это у нас страна бензоколонка.

И это проблема номер три: технологическая отсталость.

Россия может производить, например, атомные реакторы, продукцию военно-промышленного комплекса (что прошу заметить. становится актуально и будет становится все более актуальным дальше), самолеты, ракеты, программное обеспечение…

А какова доля производства в ВВП Норвегии?

Производство ВВП (в % от ВВП)

Валовой внутренний продукт (ВВП) национальной экономики представляет собой суммарную добавленную стоимость по всем производителям. Добавленная стоимость – это стоимость валового выпуска продукции за вычетом стоимости промежуточных товаров и услуг, использованных в процессе производства, до учета основных средств, участвующих в производстве.

Вклад каждой отрасли в уровень производства национальной экономики оценивается добавленной стоимостью по отрасли.

Так вот, у них ниже даже чем у

Испании, Португалии, Нидерландов и Великобритании!

Нашел какую то презентацию, пока готовил и список наиболее востребованных профессий выглядит вот так:

То есть, никакой промышленной революции не предвидится. нет и не будет.

Ларчик на самом деле открывается очень просто: Норвегия занимает второе место среди всех стран в мире по дороговизне проживания.

Условно говоря, учитывая колоссальные халявные бабки, которые притекают в страну за ссчет нефти, в другие отрасли деньги также поступают. В результате, даже работники макдональдс получают колоссальные зарплаты по российским меркам. В результате, промышленность страны неконкурентна.

В Норвегии мощная система ГЭС. У них гидроэнергетика компенсирует 60% от всего энергетического потребления. И да, офигенный плюс. Для тех кто не понял, 31,3 млн тонн условного топлива надо делить на 47,4 млн тонн условного топлива и получим

Читайте также:  Легальные способы иммиграции

66%. Это реально круто. И именно этот факт поможет в будущем Норвегии очень сильно после завершения эры углеводородов. Если смогут сохранить.

И тут я расскажу о проблеме номер четыре – суверенный фонд Норвегии!

Да, это любимая фишка наших либерастов. Они почему то утверждают, что когда в Норвегии закончится нефть, то целая страна будет жить на накопления суверенного фонда Норвегии. Круто, супер! Можно только порадоваться за такую предусмотрительность скандинавов!

Нефтяной фонд, был создан в 1990 году для инвестирования избыточных доходов норвежского нефтяного сектора. Стоимость активов фонда составляет более 1 трлн долларов США, что приблизительно равно 1,4% от мирового фондового рынка, что делает его крупнейшим в мире национальным фондом благосостояния. По состоянию на май 2018 года из фонда на каждого норвежского гражданина приходилось около 195 000 долларов США. Фонд также держит портфели недвижимости и инвестиций с фиксированным доходом. Многие компании исключены фондом по этическим соображениям.

Вот как данный фонд выглядит по годам:

ну для начала, простая математика: размер фонда составляет примерно 1 092 000 000 долларов США, или примерно 206 тысяч долларов США на душу населения. Средняя доходность по вложениям составляет допустим даже 5% доходность составляет, что в целом нереально. То есть, это выходит 10 тысяч долларов дохода должен генерировать фонд на одного гражданина Норвегии.

думаю все понимают, что на текущий момент нефть и газ дают значительно больше. То есть, уже неполучится сохранить текущий уровень жизни. Но тут начинаются дурацкие факты, про которые либерасты вообще не любят рассуждать. А в частности … в 2018 году она доходность фонда составила составила …. минус 6 процентов. Да вы не ошиблись, они потеряли более 50 млрд долларов от своих инвестиций. да у нас вся российская федерация ребята такие бабки в этом году просрать не сумела.

Небольшой момент, обьясняющий убытки фонда. если откроем рбк 9самый неполживый ресурс)

то увидим такие заголовки

Крупнейший в мире суверенный фонд откажется от российских облигаций

Норвежскому фонду рекомендовали избавиться от акций НОВАТЭКа и «Башнефти»

Норвежский фонд избавился от российских гособлигаций на $1 млрд

По стечению обстоятельств, в прошлом году именно российские акции давали максимальную доходность по вложениям.

Но там в фонде жешь профессионалы работают, с MBA. Успехов.

Да, я понимаю, что в предыдущие годы были показатели значительно лучше. но ведь и рынок рос как на дрожжах. Но самое неприятное для фонда, это то, что фонд вкладывается в акции практически любых компаний. Вроде теслы или убера. А капитализации таких компаний на текущий момент раздуты уже дальше некуда. рынок ждет коррекция. и что – то мы на Афтершоке вангуем, что многие активы норфежского фонда превратятся в тыкву.

Что наводит на такие мысли, наверное тот факт, что в общем то кризис еще не начался как бы, а они уже теряют деньги.

То ли еще будет. а вкладываться надо в заводы и пароходы. А не в бумажки наших заклятых друзей.

При этом, что еще более забавно, так это тот факт, что у Норвегии при таком колоссальном профиците внешней торговли есть

Проблема номер пять: государственный долг, равный

36% от ВВП. Как они умудрились его набрать, непонятно. При этом, прошу заметить, из тех цифр, которые мы считали при делении суверенного фонда надо вычесть сумму по долгу государства. А его сумма примерно равно 600 млрд американских долларов.

Это фаталити. Реально. Все нам рассказывают о чудесном волшебном фонде национального благосостояния Норвегии, при этом я ни разу ни от кого не слышал о том, что в норвегии еще и государственного долга на 60% от этого фонда. Представляете. Мало того, что этот фонд вкладывает свои активы в ценные бумаги непонятных компаний. Мало того, что на деньги этого фонда в любом случае нельзя будет жить припеваючи. так у них еще и государственного долга на 60% от размера указанного фонда!

А в России при подобных расчетах еще прибавляют к государственному долг компаний, у которых контрольный пакет государственный. Так вот там еще более 70 млрд долга у одной только Equinor

Как многие помнят благодаря недавнему посланию Владимира Владимировича, в россии проблема с рождаемостью детей. И в Норвегии это

проблема номер шесть: низкая рождаемость. У нас проблемы с рождаемостью, но в Норвегии эта проблема еще выше.

И смогут ли они эту тенденцию переломить, неизвестно. Судя по текущему графику и не самой оптимистичной статистике выше никаких предпосылок к этому нет.

Норвегия испытывает относительно высокую социальную нагрузку для общества. Это означает, что каждый работающий человек в в Норвегии должен обеспечить более чем в 1,5 раза большее количество товаров и услуг, чем было бы необходимо для него самого.

При всем при этом, в Норвегии очень высокая средняя продолжительность жизни.

Но смогут ли они ее удержать после падения добычи нефти. Вряд ли.

В общем, подытожу материалы сегодняшнего выпуска: Каких то 50 лет назад Норвегия представляла из себя отсталую рыбацкую страну. Благодаря нефти и газу (которых у них просто до хрена) они смогли очень сильно поднять уровень жизни. Но нефть с газом заканчиваются, и их ждет постепенная деградация. Хотя сейчас живут очень даже здорово.

66%. Это реально круто. И именно этот факт поможет в будущем Норвегии очень сильно после завершения эры углеводородов. Если смогут сохранить.

Российская нефть уходит из Европы. Тем хуже для Старого Света

Геополитика внезапно стала переплетаться с географией, стимулируя процессы, еще недавно невозможные. Россия перестает торговать нефтью с Евросоюзом.

На первый взгляд это звучит парадоксально. О каком снижении торговли с Европой может идти речь, если мы упрямо тянем туда газопроводы, даже вопреки суровому санкционному сопротивлению США и ряда других стран? Объемы российско-европейской взаимной торговли упали с 700 млрд долларов в 2014-м до 420 млрд долларов в 2017-м. Так это все санкции. Разве нет?

На практике дело обстоит гораздо сложнее. Европа действительно остается крупнейшим торговым партнером России, несмотря на все мировые коллизии. Просто потому, что торговать можно лишь с теми, кто хочет покупать и имеет на это деньги. Сегодня в мире ключевых рынков всего три: США, Евросоюз и Азиатско-Тихоокеанский регион, куда, помимо Китая, входят Индия, Пакистан, Япония, Южная Корея и ряд других стран.

Евросоюз в этом смысле является просто более традиционным партнером, отношения с которым складывались много веков и по своей широте превосходят Азию и Америку вместе взятые, в особенности в областях, деятельность которых требует крупных капитальных вложений.

Потому тема, поднятая агентством Reuters, привлекла особое внимание. Как утверждает источник, Россия, очевидно, утрачивает способность экспортировать нефть марки Urals, тем самым подтверждая две ключевые тенденции. Во-первых, европейские потребители переориентируются на Ближний Восток, тем самым лишая российских нефтедобытчиков рыночной доли в Европе. Во-вторых, проблема с Urals связана с масштабным падением объемов нефтедобычи в Западной Сибири. Из чего делаются весьма далеко идущие выводы традиционно для нас негативной направленности. Таким образом, остается лишь понять: если «мы все умрем», то когда именно?

История марки

Нефть бывает разной. Ее химический состав, плотность, содержание примесей и ряд других параметров сильно разнятся в зависимости от месторождения. Отсюда значительные отличия в требованиях к технологическому оборудованию и объемах выхода конечного продукта. Из легкой нефти получается больше бензинов и других «дорогих» фракций, тогда как из тяжелой выше выход битума, мазута и масел, которые стоят много ниже бензина, хотя на рынке тоже востребованы.

Для решения проблемы был придуман принцип марок, или сортов. Самыми известными являются Brent (формируется из смеси нефти разных месторождений в Северном море), WTI (West Texas Intermediate, известная также как Texas Light Sweet), Dubai Crude (на основе добычи в Персидском заливе) и Нефтяная корзина ОПЕК. Когда кто-то говорит про цену за баррель, обычно имеется в виду котировка одной из перечисленных марок, к которым, в том или ином виде, привязано ценообразование всех прочих.

Что касается России, то мы экспортируем несколько ключевых сортов: самый старый и известный – Urals (цена формируется со скидкой от уровня Brent), Siberian Light (добывается на Ханты-Мансийском месторождении), ESPO (смесь сортов из Восточной Сибири). В последнее десятилетие активно продвигаются марки Sokol (месторождение Сахалин-1), Vityaz (Сахалин-2) и арктический сорт ARCO (добывается в Приразломном).

Анатомия Urals

Долгое время мы прочно ассоциировались с Urals как единственно «русской экспортной маркой». Видимо, потому эксперты Reuters делают свои глобальные выводы. И с ней у нас определенные проблемы действительно возникли.
Формально ее состав определяется ГОСТ №51858 от 2002 года, по которому результат получается путем смешения тяжелой и содержащей много серы (от 4%) нефти из месторождений Башкирии и Татарстана с легкой малосернистой нефтью, добываемой в Западной Сибири. На выходе смесь должна иметь плотность 853,7-873,5 кг/м3 и содержать от 0,61 до 1,8% серы.

В последние годы сернистость российской марки стала проявлять тенденцию к росту. Но если ранее колебания выглядели естественной случайностью, то в первом полугодии текущего года Urals все чаще становился «уже не тот». В северной ветке нефтепровода «Дружба», снабжающего Польшу и Германию, уровень серы неоднократно поднимался до 1,81–1,85%, да и в южной, обеспечивающей Чехию, Словакию и Венгрию, он вплотную приблизился к верхней границе нормы.

Фото: Andrei Park/shutterstock.com

Это вынуждает потребителей перенастраивать оборудование и вызывает потери в общей доходности продаж получаемых нефтепродуктов. Для компенсации Европа вынуждена подмешивать в русский коктейль значительную долю легкой и низкосернистой ближневосточной нефти, преимущественно из Саудовской Аравии. Она дороже Urals, но этот метод повышает объемы выхода легких фракций, а значит, общую экономическую эффективность процесса в целом. В связи с этим потребители постепенно начинают переходить на арабскую нефть на постоянной основе, тем самым снижая импорт из России.

Исходя из этих данных, позиция Reuters выглядит обоснованной. Экспорт углеводородов приносит России примерно 12,5% ВВП. Продажи «уральского коктейля» в Европу (до 70% всего экспорта Urals в мире) снижаются. Объем добычи легкой нефти в Западной Сибири сокращается (2013 год – 976 тыс. т, 2015 – 661 тыс. т). На поддержание стандарта ее уже явно не хватает, а значит, «не далек тот день, когда нефть в России закончится вовсе».
Но реальность, как водится, несколько интереснее.

Сколько нефти есть у нас

Мы действительно столкнулись с естественным сокращением дебета скважин месторождений Западной Сибири. Они, конечно, заметно моложе татарских и башкирских, многие из которых создавались еще в сталинскую индустриализацию 1934-36 годов, но также находятся в эксплуатации больше полувека. Степень выработки многих из них превысила 70-75%.

В мировой практике в таких случаях добыча искусственно повышается за счет применения специализированного дополнительного оборудования и использования ряда сложных технологий. Проблема в том, что и то, и другое по сей день у нас остается импортным. Если в разработке новых месторождений опираться почти полностью на собственные силы мы можем, то модернизация старых залежей остается критично зависящей от сотрудничества с иностранными компаниями. В перспективе это, безусловно, создает неплохое и выгодное направление для импортозамещения, однако на его скорый результат рассчитывать не приходится.

Стало быть, надо признать: американские санкции, нацеленные на нефтегазовую отрасль, нам подгадить действительно сумели. Темпы модернизации старых месторождений заметно упали, а стоимость работ значительно поднялась, тем самым даже отложив планы в ряде случаев. Это, конечно же, не могло не отразиться на результате.

Нефтеперерабатывающий завод. Фото: Mikhail Starodubov/shutterstock.com

Впрочем, из сказанного вовсе не значит, что в России наблюдается падение добычи нефти в целом. Тут как раз все строго наоборот. Как следует из прогноза Минэнерго РФ, на протяжении последних 5-7 лет общий объем добываемой в России нефти стабильно увеличивается темпами в 0,7-0,8% в год. Если в 2017-м ее было получено 547 млн т, то в текущем году планируется достичь отметки 551 млн т, а через год дотянуться до 555 млн.

С другой стороны, для страны, обладающей только разведанными запасами в 56 млрд т, или 12% от общемирового объема, было бы странным ожидать иного результата. В отличие от Норвегии, объявившей о вероятном полном прекращении нефтедобычи после 2030 года, мы «заметно выработали» только половину из тех 11,8% общего количества наших разведанных месторождений, которые в настоящий момент вообще находятся в разработке.

В переводе на русский это значит, что около 9/10 своей нефтяной кубышки мы даже не начинали распечатывать. И все равно, при этом, как говорит BP, за нами остается 20,4% всего мирового экспорта нефти. Больше сейчас только у Саудовской Аравии и теперь еще у Ирака. Таким образом, говорить о каком-то «конце русской нефти» совершенно необоснованно. Тут следует скорее констатировать факт, что она постепенно перестает течь именно в Европу.

Про связь географии с геополитикой

Да, там старый и привычный рынок, тем более, с падением добычи в Северном море спрос на черное золото там неизбежно повысится, но дело в том, что новые месторождения у нас расположены преимущественно в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, где буквально под ногами лежит 16 млрд тонн нефти, причем хороших, легких и малосернистых, а значит и более дорогих сортов. И до азиатского рынка оттуда многократно ближе, чем до Европы.

Последние годы еще раз доказали, что опасно складывать все яйца в одну корзину. Имея единственный ведущий экспортный рынок, на который замыкалось 75-80% всей российской внешней торговли, из-за санкционной войны мы за полтора года потеряли половину европейских экспортных объемов. Так что расширение географии продаж, особенно в области базовых товаров, к каковым относятся углеводороды и энергоносители, является для России буквально вопросом обеспечения и укрепления национальной безопасности. В идеале, кроме Европы, нам хорошо бы иметь еще минимум два рынка, а лучше три, но пока стоит укреплять хотя бы «азиатско-китайское» и «индийское» направления.

Фото: Pavel Ignatov/shutterstock.com

Другой вопрос, что переусердствовать со сменой партнеров не стоит тоже. Будем откровенными, перспективный Pax China для нас не многим лучше нынешнего Pax Americana. Потому полностью «уходить из Европы» не в интересах России. Объективно говоря, после США, чья долгосрочная дальнейшая судьба в общем понятна, и для Москвы, и для Брюсселя/Берлина/Парижа Китай станет совершенно одинаковой, а значит и общей, проблемой. Решать которую значительно проще сообща, чем порознь.

Таким образом, перспектива российско-европейского геополитического сближения является очевидной. Однако ему пока сильно мешает традиционное европейское «цивилизационное чванство». Как-никак две тысячи лет подряд (а с Древним Римом так еще на полтысячи больше) они полагали себя центром мира, тогда как мы в их представлении все это время являлись дикой и далекой окраиной. С этих позиций переходить на равноправные отношения психологически сложно, а тем более – признавать российское превосходство.

Изменить ситуацию способна только экономика. Саудиты переключаются на Европу – нам это только на руку. Во-первых, пользуясь случаем, они отменяют существовавшие более полусотни лет персональные европейские скидки. Во-вторых, дорогая арабская нефть лет за пять приучит Евросоюз считать деньги и сильно поубавит «цивилизаторской спеси».

Вот тогда можно будет подумать о каком-то возврате российской нефти в Европу. Но уже на новых условиях. Как ценовых, так и политических. В конце концов, у нас ведь демократия, правда? Европейцы обладают неотъемлемым правом самим выбирать себе глобальное будущее: становиться бесправной колонией (без разницы, американской, китайской или поделиться между обеими) или стать равноправным российским партнером с перспективой формирования общего, политически самостоятельного и экономически не уступающего по размерам ни Китаю, ни США глобального кластера.

Впрочем, все это касается пока только перспективы. Сейчас можно с уверенностью констатировать лишь одно. Нефти в Европу мы действительно стали продавать меньше, а в Китай больше. И это начало очень долгого и сложного пути.

В последние годы сернистость российской марки стала проявлять тенденцию к росту. Но если ранее колебания выглядели естественной случайностью, то в первом полугодии текущего года Urals все чаще становился «уже не тот». В северной ветке нефтепровода «Дружба», снабжающего Польшу и Германию, уровень серы неоднократно поднимался до 1,81–1,85%, да и в южной, обеспечивающей Чехию, Словакию и Венгрию, он вплотную приблизился к верхней границе нормы.

Ссылка на основную публикацию